ТЕАТР ДЛЯ ЧТЕНИЯ

(Драматические этюды)

НОЧНОЙ РАЗГОВОР С ТОВАРИЩЕМ ПАСТЕРНАКОМ

Оставить комментарий

НОЧНОЙ РАЗГОВОР С ТОВАРИЩЕМ ПАСТЕРНАКОМ

Фантастический этюд

Глубокая ночь. Пожилой человек лежит на диванчике. Ему не спится. Встает, ходит по комнате, бормочет:

Сна нет… Нет сна. Живот болит, суставы болят, голова болит… Бедный Сосо, несчастный, совсем плохой, совсем старый стал… «Это легкий переход в неизвестность от забот и от плачущих родных на похоронах моих». Не заплачут! Никто не заплачет! Вздохнут с облегчением… Папирос нет. Никто не позаботился табак принести. Вот так подыхать будешь, и ни одна собака к тебе не подойдет… «А в походной сумке спички и табак, Тихонов, Сельвинский, Пастернак». Кто автор? Не помню. Багрицкий, что ли? Память совсем никуда… Тихонов, Сельвинский, Пастернак… Странный набор для походной сумки бойца Красной Армии. Тихонов — хорошо. Сельвинский — допустим. Но при чем тут Пастернак? А-а, вот почему я о нем вспомнил: он перевел Бараташвили. «Синий цвет, небесный цвет…»

Подходит к письменному столу, снимает телефонную трубку:

— Соедините меня с Пастернаком… Пастернак — это поэт. Знать надо. Номер его телефона — в Союзе писателей.

…Здравствуйте, товарищ Пастернак. Я вас не разбудил?.. Разбудил, вот беда. Извините, пожалуйста. Если у вас нет настроения со мной разговаривать, скажите прямо, я не обижусь… Спасибо… Но повод для звонка, я надеюсь, будет вам приятен. Говорят, вы сделали очень неплохие переводы классических английских и немецких поэтов. Хвалят также ваши переводы из грузинской поэзии. Это замечательно, что такой знаменитый поэт использует свое знание иностранных языков для того, чтобы познакомить советский народ с лучшими образцами мировой литературы. Вам, кажется, еще ни разу не присуждалась Сталинская премия?.. Вы, наверное, обижаетесь: какого-то Бабаевского наградили, какого-то Бубеннова наградили, какую-то Коптяеву наградили, а вас — не наградили…

…Скромность — это прекрасное качество. По моим наблюдениям, среди работников литературы и искусства это качество встречается гораздо реже, чем противоположное качество. Но с этим прекрасным качеством, как говорится, тоже не надо перебарщивать. Скромных людей обычно недооценивают. К скромным людям часто бывают несправедливы. Может быть, и по отношению к вам проявлена такого рода несправедливость? Советская интеллигенция может спросить Комитет по Сталинским премиям: почему вы награждаете каких-то малоталантливых людей, но до сих пор не наградили товарища Пастернака, которого высоко ценил сам Маяковский? Может быть, причина этой несправедливости заключается в том, что товарищ Пастернак очень скромный человек, который избегает обращать на себя внимание?..

…Великий Ленин учил нас, что талант — редкость, мы обязаны лелеять талантливых людей. По-моему, талантливый человек выполняет свой долг перед обществом, перед народом, когда честно и усердно применяет свой талант. Вы, товарищ Пастернак, пишете хорошие стихи, делаете хорошие переводы. И поэту Пастернаку совсем не обязательно заседать в Верховном Совете или Комитете защиты мира, чтобы советский народ сказал ему спасибо. Некоторые, не очень талантливые, литераторы почему-то решили, что их общественная работа дает им право писать плохо. Я думаю, что общественная активность не может заменить талант. Когда писатель откликается на злобу дня, пишет о том, что волнует народ, он делает нужное, полезное дело. Но он принес бы больше пользы, если бы делал это дело талантливо…

…Значит, вы полагаете, что малоталантливые произведения, даже написанные с правильных позиций, вообще не имеют права на существование… Не упрощаете ли вы, товарищ Пастернак? Роман Чернышевского «Что делать?» с точки зрения художественности, как говорится, не годится в подметки романам Достоевского. Но это не помешало роману Чернышевского сыграть весьма значительную роль в деле воспитания молодежи. Этот роман полон оптимизма, полон света и чистоты.

Возьмем творчество таких поэтов, как Некрасов и Никитин. С чисто художественной стороны оно явно уступает творчеству таких поэтов, как Тютчев, Фет, Блок. Но это нисколько не помешало нашему народу любить и ценить Некрасова и Никитина. Они находят отклик в сердцах читателей, они пробуждают лучшие чувства. В то время как стихи некоторых других поэтов, вызывают восторг у людей, считающих себя знатоками, но мало трогают основную массу читателей…

…Не стану с вами спорить, товарищ Пастернак. Поэзия — это ваша область, как говорится, ваша вотчина.

Кстати, знаете чем мы с вами похожи, товарищ Пастернак? По-моему, только нас двоих из всех граждан Советского Союза при жизни называли гениями… Ну, как же вы забыли: гениальными называл ваши стихи Маяковский, да и покойный Николай Бухарин считал вас гениальным поэтом. Он вас очень высоко ценил. Помню, писал мне, когда арестовали Мандельштама, что Мандельштама необходимо немедленно выпустить, потому что Пастернак в шоке. Значит, такая величина Пастернак, что никак нельзя допустить, чтобы он был в шоке.

Открою вам один маленький секрет. В юности я тоже писал стихи, как многие молодые люди. Одно из стихотворений даже попало в хрестоматию. К счастью, я не слишком поздно понял, что это не мое занятие, и занялся другим делом. Но у меня остался интерес к литературе, интерес к слову, которое, как мы с вами знаем, было в самом начале и которое есть Бог. Вот, на старости лет решил попробовать написать о проблемах языкознания…

…Как «не читали»? Впрочем, не велика беда. Я хотел бы вернуться к началу нашего разговора. Меня никто не ругает за то, что я бросил писать стихи и начал работать в политике. Я думаю, что вас, товарищ Пастернак, никто не должен осуждать, если вы пишете хорошие стихи вместо того, чтобы заниматься общественной работой, к которой у вас нет призвания. Когда-то, довольно давно, вы написали поэму на революционную тему, поэму о лейтенанте Шмидте. Потом эта тема, видимо, перестала вас интересовать. Я имею в виду, перестала интересовать не как обычного советского человека, а перестала интересовать с точки зрения внутренних творческих переживаний. Ну что ж поделаешь, никто не может заставить писателя, поэта выражать свою гражданскую, политическую позицию. Это была бы какая-то аракчеевщина. А литературное дело, как учил нас великий Ленин, есть такое дело, которое меньше всего поддается регулированию с помощью приказов и постановлений.

…Да, вы правы, я вам позвонил не только для того, чтобы поболтать о литературе. У вас, товарищ Пастернак прекрасная репутация среди друзей Советского Союза из числа западноевропейской интеллигенции. К сожалению, некоторые наши друзья на Западе не совсем правильно понимают то, что происходит в нашей стране. Сейчас враждебная нам пропаганда развернула настоящую вакханалию по поводу якобы антисемитизма в Советском Союзе. Надо сказать, что некоторые наши друзья на Западе, даже коммунисты, растерялись и спрашивают нас, почему мы преследуем некоторых лиц еврейской национальности, не является ли это проявлением антисемитизма. Мы терпеливо разъясняем этим недалеким товарищам, что антисемитизм глубоко чужд русскому и другим советским народам, что антисемитизма нет и быть не может в нашей стране, что мы, марксисты, большевики, рассматриваем антисемитизм как разновидность дикости, разновидность каннибализма. Но, к сожалению, не все прогрессивно настроенные западные интеллигенты правильно понимают нас. Кое-кто может спросить: а какое, собственно, дело великому советскому народу до кучки западных интеллигентов? Почему мы не можем просто пренебречь их колебаниями, их сомнениями-недоумениями? Однако тот, кто задал бы подобные вопросы, проявил бы свою политическую близорукость. Мы стоим накануне очень важных, может быть, решающих событий. Развязав войну в Корее, американский империализм и его европейские марионетки окончательно разоблачили себя в глазах народов мира. Знамя свободы и демократии, которым на протяжении веков размахивала буржуазия, перехватил социализм. Мы обязаны собрать, объединить, сплотить на своей стороне и повести против общего врага, врага мира и прогресса, всех людей доброй воли. В этих условиях не должно быть никаких сомнений в правоте нашей политики. Поэтому Центральный Комитет внимательно отнесся к предложению нескольких знаменитых деятелей советской науки, культуры и спорта еврейской национальности. Они предлагают обратиться с открытым письмом, в котором заявлялось бы, что советские евреи в братской семье народов СССР живут свободно и счастливо, никто и не думает их притеснять по национальному признаку. Советские граждане еврейской национальности гневно клеймят подонков, убийц и американских наймитов, прикрывающихся лозунгами еврейского буржуазного национализма. Что вы думаете по этому поводу, товарищ Пастернак?..




Комментарии — 0

Добавить комментарий



Тексты автора


Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.