СЕМЬ ЭТЮДОВ О ПУШКИНЕ

(Апокрифы, эссе, фантазии)

ТРИ ЭССЕ

БУНТ САЛЬЕРИ

Оставить комментарий

Сглаживает разницу талантов — профессионализм. Мы имеем в виду не только опыт, навыки, приемы и традиции, но и естественное для профессионалов стремление к объединению, взаимопомощи, выработке корпоративной этики. Сальери — профессионал высочайшего класса, он отнюдь не ремесленник, не посредственность, а зрелый мастер, и именно в этом качестве его ставит с собою наравне сам Моцарт. Кроме того, Сальери — коллективист, а не одиночка. Он представляет все музыкантское сословие, он защищает интересы целого клана, цеха, целой касты. (Кстати, реальный Сальери возглавлял Венское Общество музыкантов; возможно, Пушкин знал и это).

Сальери стерпел бы личную обиду, но он не способен простить неуважения к Искусству. А Моцарт на каждом шагу подрывает авторитет Музыки и престиж звания музыканта.

Вообразим такую сценку:

— Над чем ты сейчас работаешь? — спрашивает Амадея приятель-немузыкант.

— Да так, безделица, — следует ответ. — Вчера ночью что-то не спалось, в голову пришли две-три мыслишки, я кое-что быстренько накропал…

Услышав это, Сальери должен прийти в бешенство. Ему-то прекрасно известно, что это за «безделица» — оформить в виде нотного текста «мыслишки»: долгие часы тяжелого труда! А ведь невежды, профаны могут принять слова Моцарта за чистую монету и решить, что творение Музыки — дело легкое и лишенное Таинства…

Моцарт даже не умеет красиво рассказать о своем творчестве, ярко раскрыть и охарактеризовать ее образное содержание, как это сделал бы на его месте любой музыковед. Он попросту косноязычен, этот ваш Моцарт: «Представь себе… кого бы? Ну, хоть меня… С другом — хоть с тобой… Незапный мрак, иль что-нибудь такое…» Никакого сравнения с пластичной и закругленной речью Сальери!

А чего стоит скверный анекдот со слепым скрипачом?! Моцарт радуется и приходит в восторг, увидев, до какой степени, оказывается, можно исказить, испоганить его же собственную мелодию! Что-то вроде: «Просто прелесть, какая гадость!». И Сальери вынужден защитить творение Моцарта от издевательств и чудовищного глумления. Никому — в том числе, разумеется, и самому автору — не дозволено порочить святыню. Музыканты обязаны показывать пример трепетного, благоговейного отношения к своему искусству. Иначе что скажут и как будут относиться к нему непосвященные?

«Мы все, жрецы, служители музыки…»

Может ли Сальери не быть врагом Моцарта? Не случайно именно после эпизода со слепым скрипачом окончательно («не могу противиться я доле») созревает мысль об убийстве. Точнее, о том, что Моцарта необходимо «остановить». И главное соображение, самое важное оправдание — коллективистское, сословное, цеховое: если Моцарт останется жить — «мы все погибли… не я один с моей глухою славой». Тут есть даже момент жертвенности: Сальери отказывается от личной радости, от наслаждений дивных и упоительных восторгов, приносимых музыкой Моцарта, во имя общих интересов музыкантов как партии, касты.

«Долой композиторов-сверхчеловеков!»

Моцарт тоже произносит слово «жрецы», но совсем в другом значении — «избранники». И в этом же смысле он говорит о «сынах гармонии», «Счастливцах праздных», «гениях». Дело не в мере дарования, а в аристократизме духа, сознании собственного избранничества. Избранничества — почти обреченности. Гений не высшая степень таланта, а вот это ощущение своей особой миссии. Иначе Моцарт не назвал бы гениями себя, Сальери и еще жившего в то время Бомарше впридачу.

А последняя реплика Моцарта — это очень сжатое изложение философии неравенства, обоснование его необходимости:

Когда бы все так чувствовали силу

Гармонии! Но нет: тогда б не мог

И мир существовать: никто не стал

Заботиться о нуждах низкой жизни;

Все предались бы вольному искусству.

Итак, неравенство (во всяком случае неравенство талантов) не есть несправедливость, неравенство лежит в основании мироздания. Насильственно восстановить справедливость, устранить случайности Божьего произвола, внести упорядоченность в распределение небесных даров — какой вздор! К Сальери приходит прозрение: его бунт был обречен с самого начала. Он приписывал Богу свое понимание правоты; он обвинял небеса в нарушении закона, который сам же придумал; он требовал выполнения обещания, которое ему не было дано.

Сальери не только лишился уверенности в собственной правоте, но и поколеблен в ощущении собственного избранничества.

…Ужель он прав

И я не гений? Гений и злодейство

Две вещи несовместные…

Фактически это признание в преступлении, злодействе… А давно ли Сальери говорил о содеянном как о высоком долге, почетном поручении: «Я избран, чтоб его остановить»! Присвоив себе право карать «праздного гуляку» от имени скромных честных тружеников, он не учел, что сам, при последовательном проведении этого принципа, подпадает под действие того же самочинного уравнения. Он — жрец! — поднял руку на божество, на херувима, райского жителя. Значит, «дети праха» вправе поднять руку на него как жреца, находящегося на середине той лестницы, что ведет от «низкой жизни», от земли к небесам. С точки зрения «презренной пользы» разница между Моцартом и Сальери несущественна: оба — праздные гуляки, хлеб свой едят не в поте лица своего, не сеют и не пашут…

Итак, идея порочна в корне.

Надо, однако, отдать должное Сальери. Он и в злодействе сохраняет некое величие. Он не пытается обмануть себя, не уверяет, будто отравил Моцарта для его же блага и «в целях дальнейшего развития и подъема отечественной и мировой музыкальной культуры»; он не обдумывает, как бы скрыть от слушателей «Реквием», или приписать его авторство себе, а на самое имя Амадея наложить запрет. Он не станет писать мемуары «Как я облагодетельствовал Моцарта». Он не будет распускать слухи о том, что гения сгубила богема и невоздержанный образ жизни…

Нет, Сальери не завистник!

С тех минуло два века. Духовные наследники Сальери, хранители его заветов преуспели во многом, пронесли его славу и приумножили ее в поколениях.

Но как низко пал за это время уровень злодейства!




Комментарии — 0

Добавить комментарий



Тексты автора


Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.