ПРОВИНЦИЗДАТ

История одного сюжета

(Роман)

Часть вторая

Глава восьмая. Документы

Оставить комментарий

Глава восьмая. Документы

ОТ АВТОРА

Приведённые ниже документы (за исключением, естественно, первого) попали на глаза Андрею через годы после описываемых событий. А в то время, которое в них отражено, он знал об их существовании лишь понаслышке. Для удобства читателя, чтобы ему не теряться в догадках о подоплёке последующих перипетий, воспроизвожу эти документы в отдельной главе, полностью сохраняя стилистику и правописание подлинников.

1

РЕДАКТОРСКОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ
на рукопись А. Казорезова «Плешивый овраг».
Повести и рассказы
(общий объём — 19 авторских листов)

В рукопись А. Казорезова, представленную после доработки в соответствии с рецензией Главка, включены две повести («Судьба водовоза» и «Тайна затонувшей субмарины») и двенадцать рассказов. Большая часть представленных текстов уже тиражировалась Провинциздатом. Следовательно, А. Казорезов по сути дела собирается переиздать старые свои произведения с добавлением нескольких новых рассказов.

В повести «Судьба водовоза» рассказ ведётся от лица главного героя по фамилии Макухин (профессия — плотник, отчество — Терентьевич, имя и возраст не обозначены). В предисловии раскрывается общий замысел автора: «…рассказать о людях одного колхоза, вернее — одной полеводческой бригады… Только заранее говорю, — предупреждает автор, — это не повесть с непременным сюжетом и сквозным действием. В каждой новелле свои события со своими главными и второстепенными действующими лицами».

Памятуя о хрестоматийном пушкинском завете судить художника по законам, им самим над собой признанным, уточним детали авторского замысла:

а) изобразить характеры жителей современного села;

б) установка на повествование о конкретных делах;

в) отсутствие сюжета и сквозного действия;

г) событийная завершённость каждой новеллы, из которых складывается повесть.

Попробуем определить: о каких же сюжетно завершённых в каждой новелле событиях идёт речь.

В первой главе бригадир комплексной бригады Хлыстов предлагает Макухину стать водовозом. Во второй главе Макухин помогает кузнецу Лубянкину ремонтировать водовозку. В третьей — получает на конюшне лошадей, в четвёртой — везёт воду на птицеферму; в пятой — сажает на грядке тюльпаны. В главах с шестой по девятую — возит воду, в десятой — работает ночью на току; в одиннадцатой — посещает сторожа на бахче, в двенадцатой, — рискуя жизнью, тушит пожар на колхозном поле; в тринадцатой — участвует в празднике по случаю окончания полевых работ, и, наконец, в заключительной, четырнадцатой, — помогает ставить памятник героям гражданской войны, после чего возвращает лошадей на конюшню.

Как сказано в рецензии Главка: «…метод построения подобных произведений ясен. Без героического тушения пожара на колхозном поле они обойтись не могут».

Отметим также, что оказывается несправедливой авторская оговорка об отсутствии сюжета и сквозного действия. Сюжет, как мы видим, имеется, равно как и сквозная фигура героя-рассказчика, который, работая водовозом, встречается с разными людьми.

Но вот приём повествования от первого лица используется некорректно. Этот приём предполагает изображение людей и событий, с которыми рассказчик соприкасается непосредственно. Но уже во второй главе повествовательная логика нарушается.

Макухин и кузнец Востряков ремонтируют водовозку. Неожиданно рассказчик сообщает: «Почему-то вдруг вспомнилось (sic!) мне первый день его появления в кузнице». И затем следует подробный рассказ о том, как Востряков начинал осваивать свою профессию. Когда это было? Неизвестно. Откуда об этом знает рассказчик? Объяснений нет. То есть повествователь уходит в сторону, а за него излагает сам автор.

Дальше — больше. В третьей главе живописуется любовная история Игната Осинова и Натальи Курочкиной. Откуда её подробности вплоть до мелочей и переживаний участников стали известны рассказчику?

В восьмой главе сначала даётся подробный полилог собравшихся на току колхозников. После двух страниц их разговоров рассказчик как ни в чём не бывало сообщает: «Тут и я приехал». Тогда откуда ж ему дословно известно, что говорили до его приезда? Примеры таких несообразностей можно продолжить.

Часто автору недостаёт логики и в повествовании, и в поведении персонажей.

В первой главе рассказчик сообщает, что его (плотника) назначают водовозом. Почему? Вот как это объясняет бригадир Хлыстов: «…без водовоза нам, Макухин, не обойтись… Вода нужна для питья людям, и для варева. На птицеферму надо её возить». Неужели Макухин сам не знает, для чего нужна вода? И почему плотник менее необходим бригаде, чем водовоз?

Бригадир говорит Макухину: «Сегодня никуда не езжай, накорми лошадей, а завтра отвезёшь на птицеферму воду». Выходит, завтра их кормить уже не нужно? И кто сегодня повезёт воду на птицеферму?

«Евдокимов шёл, наклонясь вперёд, чтоб не терять вертикальность». Что ж это за наклонная вертикаль такая?

«Где объявится кукушонок, другим птицам несдобровать, всех из гнезда выбросит. А который останется — пропадёт с голоду». Так ведь если всех выбросит — кто ж тогда останется?

Или совсем уж загадочное сообщение: «Из кустов вышел безногий Аким». На чём же он вышел? На руках?

Как тут не вспомнить предупреждение классика: «Слова коварны и часто выражают не то, что хотел сказать автор».

Примеры нарушения повествовательной, да и обычной житейской логики можно продолжать и продолжать…

Пейзажная зарисовка: «И вот уже в чистом небе показалось первое ещё лёгкое, но уже настоящее весеннее облачко — высокое, кисейное, какие часто бывают в ясные дни ранней осени». Так весеннее облачко или осеннее?




Комментарии — 0

Добавить комментарий


Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.