ПРОВИНЦИЗДАТ

История одного сюжета

(Роман)

Часть вторая

Глава девятая. Зимние перипетии

Оставить комментарий

Задавшись этим вопросом, он и пролистал журнальчик учёта авторских договоров. У всех, включая начальницу, годовой объём составительства оказался примерно одинаковым — по пятнадцать листов. Аж в пять раз больше, чем у него! Ну что ж — все они с большим стажем, возражений нет. Но на одной из страничек взгляд Андрея зацепился за ещё одну знакомую фамилию — Бельишкин. Как он недавно узнал, она принадлежала отцу Лошаковой. Причём значился он в журнале не как составитель, а как полновесный автор десятилистовой книги «Стремнина классовой борьбы», воспевающей, как и следовало ожидать, любимого им мастера исторического пера Индюкова. Ещё, стало быть, гонорар за десять печатных листов в семейную копилку — да не по составительским, а писательским расценкам. А вот та же фамилия мелькнула снова, только теперь в женском роде — Бельишкина Раиса Павловна — составитель сборника публицистических статей и очерков «Котлоатом — любовь моя!» — двенадцать листов. Наверняка тоже какая-нибудь родственница старшего редактора; судя по отчеству, — возможно, сестра. Это что ж получается?.. Семейный подряд? Или промысел?.. Помнится, что-то ему и Сырнева на сей счёт втолковывала. Но он в тот раз особенно не вникал в её сумбурный монолог.

Андрей спросил её: что там она рассказывала о сестре Лошаковой? Вероника Сергеевна подтвердила его догадку — и с жаром обладателя тайного знания добавила:

— Да вы думаете, Лошакова одна такая, Андрей Леонидович? На этом сочном лугу вся головка провинциздатская пасётся. Дочка Зои Ивановны, жена Цибули, сын Викентьевой… всех и не упомнить.

— Что-то я в журнале учёта таких фамилий не встречал, — усомнился Андрей.

— Так у родственников же другие фамилии! Цибулиной жены — Урчанская, монаховской дочки — Капустина…

Вот оно что!.. Ну конечно — как же он сам-то не сообразил?

После разговора с Сырневой Андрей ещё раз скрупулёзно просмотрел столь занимательный журнальчик — и не единожды встретил там названные Вероникой Сергеевной имена.

Итогом его разысканий стал список постоянных участников семейного промысла, куда, помимо Лошаковой, вошли многолетняя партийная вожачка и серый кардинал Монахова, её заместительница в партбюро и подчинённая по службе Викентьева, а также главный редактор Цибуля.

3

Вскоре после сделанного открытия Андрея пригласил для приватной беседы новый секретарь партийного бюро Тихон Тихонович Неустоев. Прежде они практически не общались: никаких точек соприкосновения не имели, если не считать того, что Андрей именно Неустоеву отдал докладную по поводу рукописи Казорезова. О Неустоеве Андрею было известно, что до прихода в Провинциздат тот служил редактором районки да ещё выступал в местной прессе, в том числе и на страницах «Подона», с рецензиями на книги здешних письменников. Рецензиями, на вкус Андрея, стандартными и примитивными, типа: автор отразил то-то и то-то, а кое-что другое недоотразил и т. п. Тем не менее с десяток лет назад Неустоев входил в обойму подонских младокритиков, печатался в соответствующих сборниках и участвовал в выездных семинарах. Но, вероятно, давненько забросил это малоперспективное на провинциальной почве занятие и полностью сосредоточился на редактировании сельскохозяйственной литературы. Работал он не разгибая спины, окружающих почти не замечал, но, в отличие от вечного передовика Цветикова, за свою завидную усидчивость и прилежание поощрений не удостаивался; напротив, постоянно получал нарекания за пресловутую сверхнормативную правку.

К себе в редакцию Неустоев привёл Андрея в обеденный перерыв, когда другие сотрудники отсутствовали, усадил напротив себя за стол, похлопал отёчными, покрасневшим от напряжения глазами и, шумно дыша, объявил:

— Андрей Леонидович, хочу поговорить с вами о моральном климате в коллективе вашей редакции. Партбюро считает, что обстановка там у вас нездоровая, дисциплина хромает. Камила Павловна жалуется, что вы её травите…

— Чего-чего делаю?.. — переспросил Андрей.

— Травите, — растерянно повторил сбитый с мысли Неустоев, — ну, грубите, спорите с ней, не выполняете её указаний.

— А-а-а… — как бы с облегчением протянул Андрей, — вон вы о чём, а я уж подумал: каким таким ядом — мышьяком или цианистым калием? Вы её больше слушайте! Брехня это во всех смыслах, Тихон Тихоныч!

— Вот я и раньше замечал, — с раздражением заметил Неустоев, — какие вы допускаете резкие непродуманные высказывания. На собраниях, на Днях качества. Умней всех себя считаете, что ли? Так тут есть люди не глупее вас.

«Явно на себя намекает», — догадался Андрей, снисходительно улыбнулся и ответил:

— Ну, знаете, Тихон Тихоныч, чтобы заметить нелепости и несуразицы нашей издательской жизни, семи пядей во лбу не требуется. Это по плечу любому здравомыслящему человеку, и вам в том числе.

— Что вы имеете в виду? — не понял Неустоев.

— Да то же, что и вы, наверно. Взять хотя бы эту травлю, о которой вы только что упомянули. Как вы её себе представляете? Лошакова — загнанная лань, а Амарин — кровожадный злодей с обрезом? Да Камила Павловна сама кого хошь с потрохами съест и не поморщится. Вы ж её, поди, лучше меня знаете.

— Да, конечно, — поспешил согласиться Неустоев. — У Камилы Павловны характер не мёд, но раз уж она заведующая редакцией, то с вашей стороны неэтично…

— А кормить своих родственников из издательского корыта — это этично?

— Как кормить?.. — выпучил глаза Неустоев.

— Авторством, составительством. У самой Лошаковой «Мать ваша земля» составлена — пятнадцать листов. Папаши её монография — десять. Раиса какая-то Бельишкина, не знаю, кто это такая…

— Сестра Лошаковой, — машинально вставил Неустоев.

— Ну вот, вам она, оказывается, известна, — ещё двенадцать листов. А вы мне тут про этику рассказываете…

— Откуда у вас такие сведения?.. — озадаченно наморщил лоб Неустоев.

— Сведения общедоступные. Возьмите журнал учёта авторских договоров — и сами убедитесь…




Комментарии — 0

Добавить комментарий


Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.