КЛЕЙМО СВОБОДЫ

Фрагменты неизданной книги

(Эссе)

I. ЛИТЕРАТУРА ЕСТЬ СПОСОБ ВЫРАЖЕНИЯ ЛЮБВИ К ЖИЗНИ

ОСТРОВКИ В ОКЕАНЕ БАЗАРА

Оставить комментарий

О меценатах, лауреатах, премиях и новых именах

Информацию об этом конкурсе я собирал по крохам. Вроде бы и по радио о нем объявляли (не слышал), и по ТВ областному церемонию награждения показывали (видел краем глаза), а цельная картина никак не складывалась. Проводила конкурс то ли областная администрация, то ли городская (а зачем их вообще две-то — никогда не мог понять!), то ли некие меценаты, сиречь спонсоры, из бизнесменов. Деньги-то выдали точно (кажется) они, чтоб налогов меньше платить (все равно благое дело!), а накнокала спонсоров «та» организация, потому и жюри она же образовала, и премиями себя не обидела, но и «нашим» кое-что перепало, так что грех жаловаться, и на том спасибо. Расспросил при случае Георгия Яковлевича Сивоволова, краеведа из станицы Каргинской, у него года три назад в Ростиздате книга вышла: «Тихий Дон»: рассказы о прототипах", а теперь еще одна готовится — о ранней биографии Шолохова (богатейший, кстати сказать, материал, и никому не известный). Труд краеведа отметили поощрительной премией — сорок с чем-то тысяч. «А у меня пенсия 180, — говорит, — да и возраст самый подходящий, чтоб поощрять: 72 года». Однако ж среди поощренных оказалась еще более почтенного возраста дебютантка — Наталья Максимовна Султан-Гирей. Без шуток — открытие минувшего сезона. О ней немало порассказано в ростовской прессе — после того как прошлым летом Ростиздат растиражировал ее роман о Юлии Цезаре «Рубикон», написанный лет тридцать, если не сорок, назад. Аристократическое происхождение, глубочайшая эрудированность, многолетний лагерный срок, несколько книг под чужими именами — и, наконец, успех. Единогласно (при воздержавшемся В. Пискунове) приняли Наталью Максимовну в «нашу» организацию, Ростиздат запустил новый роман — «Флорентийский изгнанник», ТВ отсняло цикл передач… Да еще и премия поощрительная!..

А первые получили В. Сидоров (проза) — за «Энциклопедию города Ростова» и поэт Д. Долинский. Второй премии (одной из) удостоили Л. Григорьяна.

Хранитель завета

В Ростове, где юмор так свеж и румян,

Живет трубадур Леонид Григорьян.

Юнна Мориц

Насчет свежести и румяности ростовского юмора — пожалуй что поэтическая вольность, зато вторая строчка сообщает факт неопровержимый: Леонид Григорьян в Ростове живет и здравствует, и дай ему Бог здравствовать и дальше!..

Убежден, что на сегодняшний день Леонид Григорьян — самая значительная фигура в литературном ростовском кругу. Книгочей, латинист, переводчик, поэт, начинавший еще в «Новом мире» Твардовского, он десятилетиями хранил завет культуры, излучая ее поле в агрессивной среде бойцов донской роты, которые сознательно, раз за разом, проваливали его на приемах в письменский союз, вопреки рекомендациям Самойлова и Искандера; шкурой ощущая чужака, на чьем фоне они так явно выглядели самозванцами в искусстве слова…

Нынче, в наше базарное время, Л. Григорьян остается кабинетным затворником и, если не считать мизерной пенсии, ухитряется жить литературным трудом. Он пишущий писатель (это не тавтология). В своей квартире-библиотеке, в окружении давних портретов (великая четверка, Бродский, Тарковский, Солженицын, Сёмин), он сочиняет стихи, переводит армянских и французских поэтов, заканчивает тетралогию Сартра по заказу Харьковского издательства, а еще рассылает по всему свету письма, письма, письма…

Насчет же премии он просил особо не распространяться. Дело в том, что всем лауреатам выдали по конверту с деньгами, а Григорьяну — телефонный аппарат «Панасоник», что отчасти досадно, но, с другой стороны, дареному коню… Так что живописные подробности награждения я, по просьбе лауреата, опускаю.

В рынок входят по-разному, или Новые Робинзоны

Точно не знаю, возможно, еще и В. Пискунов существует на литературные заработки, ставши «штатным» автором «Нового мира» и почти москвичом (в Ростове его редко встретишь), но близкие мои литзнакомцы добывают хлеб насущный чем угодно, только не пером.

…У Олега Афанасьева 184 сантиметра росту, у Анатолия Полищука — 182. Оба могучи примерно одинаково; выяснять, кто кого, случая не было. Оба мастера на все руки. Олег свой двухэтажный дом построил сам, Анатолий «отреставрировал» купленную еще задешево развалюху. Олег живет на ростовской окраине под названием Красный город-сад, Анатолий — на хуторе Александровка (час езды электричкой от Ростова). Афанасьев по земной профессии печник, Полищук — электрик. Олег давит «изабеллу», неудавшуюся перегоняет в чачу; Анатолий гонит сразу из всего, что растет на участке, самое фирменное — жердёловка. Оба пишут прозу. У Афанасьева 3 книги, у Полищука — 2. С базарным приливом оба бросили работу «на дядю». Афанасьев построил еще один двухэтажный дом — чтобы продать его и издать новые книги. Полищук с той же целью окончательно осел на «фазенде», разводит кроликов и прочую живность и печатает в частном издательстве новый плутовской роман…

Отшельник

Самый таинственный прозаик Ростова — это Владимир Шапковал. Служит где-то прорабом, в издательстве появляется раз в два года. Принесет подборку шедевров, от руки написанных, — и исчезнет, даже не поинтересуется — пойдет, не пойдет… О себе говорит уклончиво, на ТВ как-то пригласили — не пришел. Совсем было пробили его первую книжку в Ростиздате, даже аннотацию составили, вот она: «Первая книга ростовчанина В. Шапковала представляет читателю необычного и ни на кого не похожего прозаика, под пером которого современная действительность, оставаясь легко узнаваемой, фантасмагорически преображается. Тексты В. Шапковала — это оригинальный сплав бытовой прозы и сюрреализма, детективного повествования и притчи; в речи автора и его персонажей слышен отчетливый ростовский акцент». А Ростиздат тут-то и прекратил живые книги выпускать, так и лежит третий год рукопись…




Комментарии — 0

Добавить комментарий


Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.