ТРИ ДНЯ ЗАКОНА

(Повесть)

ДЕНЬ ТРЕТИЙ

Оставить комментарий

* * *

В горздраве пришлось задержаться. Сначала ждал, когда освободится зав отделом, потом объяснялся с главным бухгалтером по поводу неоплаченных счетов, пришлось разбираться с кадровиком. Лишь через два с лишним часа освободился. И возле своего «Москвичка» увидел Леньку, беседующего с Гошей. Отношения у них, судя по тому, что Гоша смеялся, слушая Леньку, наладились. Выволочка ли, полученная Гошей накануне, подействовала или что другое, но в любом случае видеть это было Воскобойникову приятно — пусть у Леньки настроение не портится.

— Валёк! — поспешил навстречу Ленька. — Ну ты дал! Знать бы, я бы в первый же день! Что ты! Полчаса всех дел! — И принялся взахлеб рассказывать, как встретили, приветили, обнадежили, словно он министр какой. Даже счастливого пути пожелали. — Кто ж этот твой пациент такой всемогущий? Сам, что ли, министр?

Воскобойников с трудом сдержал улыбку. Не открывать же Леньке, что этот «всемогущий» всего лишь местный журналист, достававший всех скандальными публикациями. Присмотрелся внимательней к Леньке, отметил, что лицо его еще больше пожелтело, осунулось, сильней набрякли мешки под глазами.

— Тебя сегодня снова прихватило? Только не выпендривайся, говори как есть.

— Ну, таперича не то, что давеча, — отшутился Ленька. Чувствовалось, что говорить сейчас о чем-либо неприятном ему не хочется. Но встретив укоризненный взгляд Воскобойникова, все же признался, что в самом деле немного скрутило его, когда ехал сюда в троллейбусе, проглотил сразу две таблетки баралгина и ношпу, которые у него всегда при себе, уже полегчало, не о чем беспокоиться.

Валентин Аркадьевич совсем затосковал. Через несколько часов навсегда, уж в этом-то сомневаться не приходилось, исчезнет из его жизни Ленька Закон, Леонид Карлович, негаданная весточка из тоже навсегда сгинувшего далека, и словно уйдет вместе с Ленькой что-то родное, невосполнимое. А еще это знакомое каждому врачу унизительное ощущение беспомощности, невозможности сопротивляться несокрушимому злу. Но в любом случае придется сейчас расстаться с ним до вечера — в поликлинике Леньке делать нечего, к тому же во второй половине дня у него терапевтический прием, выбора нет. А Ленька вдруг погладил его по плечу, тихо сказал:

— Спасибо, Валёк, что бы я тут без тебя делал. Мороки тебе задал, ты уж зла на меня не держи. Это ж сколько лет не виделись. Теперь уж не свидимся, я-то знаю…

Решение пришло неожиданно. Еще секунду назад и помыслить о подобном не мог. Эти оставшиеся часы он проведет с Ленькой, одного здесь не бросит. Хорошо бы не в пыльном загазованном городе, а где-нибудь… Где «где-нибудь»? Ну конечно, как же раньше не сообразил! Поедет с ним на Речной вокзал, сядут на ближайший прогулочный катер, поплывут по Дону, куда — несущественно, река, покой, свет, зеленые берега, поговорят, повспоминают. Может ведь он, в конце концов, один раз в жизни послать всё к чертям собачьим, от всего отрешиться? Не упадет небо на землю, если позволит себе считанные часы ни перед кем не отчитываться. Накопилась у него куча отгулов, только кто и когда вернет их ему? И давний долг ему как раз вчера вернул приятель, забыл деньги Оле отдать, пригодятся сейчас. Вот разве что Гоше не обязательно знать, куда они с Ленькой направятся, меньше в поликлинике трепаться будут. С записавшимися к нему сегодня на прием больными, конечно, нехорошо получится, но тоже не смертельно…

Гоша очень удивился, когда велел ему возвращаться в поликлинику без них, ему с товарищем необходимо заняться тут одним неотложным делом, задержатся, видимо, надолго. А он, Гоша, пускай никуда не девается, ждет его звонка, через Лиду ему сообщит. И передаст заму, что, не исключено, к своему врачебному приему может не поспеть, пусть тогда его больными займется.

Ленька ничего не мог понять, слушал с приоткрытым ртом. Когда Гоша отъехал, спросил:

— Что это ты задумал?

— Скоро узнаешь. Надо нам с тобой в одно местечко съездить.

— В какое еще местечко? — встревожился Ленька. — Если насчет моей печени, то зря затеял.

— Печень потом. Сейчас мы с тобой устроим День памяти улицы Саксаганского. Когда у тебя поезд?

— В десять вечера.

— Ну, значит времени у нас вагон, смотри ты, каламбур получился. И ни к чему здесь топтаться, можем опоздать. Без нас вдруг уйдет, неизвестно, сколько следующего ждать придется.

— Куда опоздать?

— На пароход.

— На пароход? — выпучился Ленька. — Чудненько. Кто-то из нас, кажется, з глузду зъихав.

— Считай, что я.

Высмотрел приближавшийся зеленый огонек, подбежал к дороге, замахал рукой.

— На Речной вокзал, — сказал водителю, — и побыстрей, если можно.

Ленька лишь недоуменно крякнул и покрутил пальцем у виска.

Везло, до отправления катера в Старочеркасск оставалось десять минут, и билеты удалось купить. Воскобойников похвалил себя за предусмотрительность: не поймал бы такси — наверняка не успели бы. Еще больше повезло, что поплывут они в старую казачью столицу, храм там, побывал в нем однажды, грандиозный. Будет чем Леньку развлечь, да и самому интересно еще раз посмотреть.

Ленька все понял, когда подошли к билетной кассе.

— Неужто посачковать захотел? А как же твоя поликлиника? Ты ж у нас такой образцово-показательный!

— Если скажу, что с тобой не хочу расставаться, ты ведь все равно не поверишь, — усмехнулся Воскобойников.

— Почему не поверю? — разворошил пятерней шевелюру, — Это ж сколько лет не виделись. Приехал бы ты в Киев, я бы тебя тоже как гостя самого дорогого. — Воодушевился: — Может, в самом деле наведаешься, а, Валёк? Я тебя как гостя самого дорогого, и наши все. Пожить есть где, целых две комнаты у меня. Опять же Наташка, и вообще. Петька, сын Кидалы, жениться собирается, на свадьбе погуляли бы, что ты!

— Я подумаю, — не захотел разочаровывать Леньку. — Идея, вообще-то, путная, но для такого дела созреть нужно, время выкроить.

— Так ты думай скорей, не опоздать бы.

— На Петькину свадьбу?

Ленька замялся, откашлялся, словно в горле у него вдруг запершило:

— Ну да, на свадьбу, на что ж еще.

И оба, как бы невзначай, отвели взгляды в сторону…

Спелое полуденное солнце успело добраться до самой верхушки, на белесом мелководье подрагивал белый двухъярусный катер. Едва ли не последними перебрались на него по шаткому трапику, поднялись на верхнюю палубу. Не потому только, что выигрывали в свежести и обзоре — внизу расслаблялись уже за уставленными бутылками столиками веселые компании, гремела музыка. Ленька прокомментировал:

— Неплохо, как погляжу, вы тут поживаете — рабочий день, а народу кругом полно, бездельников и кроме нас хватает.

Валентин Аркадьевич счел нужным вступиться за земляков, сказал, что не обязательно бездельников и не обязательно ростовчан, в отпусках, может быть, люди, хотя по совпадению подумал перед тем о том же. А еще о том, что по закону подлости увидит его кто-нибудь из сослуживцев, то-то языки потом почешут.

— А сколько плыть нам? — поинтересовался Ленька. Узнав, что туда часа полтора-два, обратно, по течению, быстрей, удовлетворенно кивнул: — Чудненько. Еще много чего успеем.

Уточнять, о чем это он, Воскобойников не стал. И вообще не хотелось сейчас думать о чем-либо маетном, суетном. Место себе выбрали на самом носу, первыми встречали упругий речной ветерок, подставляли ему непривычные городские лица. Почти под ними разлетались в обе стороны белые водяные бурунчики.




Комментарии — 0

Добавить комментарий



Тексты автора


Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.