СПАСИТЕЛЬ МИРА

(Фантастические рассказы)

БЕГ ПЕТУХА

Оставить комментарий

С Ириной в ту осень и зиму мы виделись редко. Да и зачем, собственно? Любовь наша разноцветная растворилась в серых буднях бытия почти бесследно. Вот разве что воспоминания об августе… Э, да что там говорить! Они и по сю пору сладко терзают мое бедное сердце.

Но все же иногда мы встречались.

В основном, как ни странно, по ее инициативе. Из любовника я постепенно превратился в некоего душеприказчика. Советчика, мелкого порученца и хранителя секретов и тайн. Кроме этого, Ирина частенько звонила мне по телефону, чтобы в многоминутной болтовне просто излить душу. Видимо, ее многочисленные подружки для этой цели не очень подходили. Мне зачастую трудновато было — просто в силу принадлежности к мужскому полу — полностью вникнуть в суть ее проблем, но я всегда терпеливо выслушивал все и не загружал ее в ответ своими трудностями. Чем, вероятно, и представлял определенную ценность.

Временами у нее возникало желание меня увидеть, и тогда мы встречались и шли в гости к Пашке. Или в какой-нибудь бар, когда Пашки не оказывалось дома или он не мог нас принять.

В самом начале января она сообщила, что ей удалось, наконец, получить однокомнатную квартиру со всеми удобствами (уж не знаю как, но удалось), но это, казалось бы, радостное событие — она вечно жаловалась на невозможность жить вместе с родителями — не принесло ей счастья, потому что наступил тот самый февраль.

Где-то в середине этого короткого и злого на погоду месяца Ирина позвонила и попросила о встрече.

— Мне нужно с тобой поговорить, — сказала она. — С тобой и с Пашей.

— А что случилось?

— Сама не знаю еще. Вроде бы ничего особенного, но мне как-то не по себе. Видишь ли, я встретила одного человека…

— Ну и?

— Слушай, Ленечка, это совсем-совсем не телефонный разговор. Давай встретимся у Пашки?

— Когда?

— Завтра вечером в семь часов сможешь?

— Я-то смогу. А Паша об этом знает?

— Знает, я ему звонила. Он завтра весь вечер дома и один.

Паша Горностаев трудился в одной из больниц города. Молодой и бешено талантливый хирург, а также старый-престарый друг еще с детства. Я познакомил их в том сумасшедшем августе и, по-моему, старый друг тут же не замедлил влюбиться в Ирину. Может быть, не с такой силой и страстью, как я, но все же… Мне даже иногда кажется, что после бесславной кончины нашей с Иркой любви, друг Паша пытался занять мое место. Не знаю уж, получилось у него что-нибудь или нет, не спрашивал. В конечном счете, и у меня ведь ничего не получилось.

…уютная Пашина квартира в центре города надежно и непоколебимо плыла сквозь невозможный февраль.

Мы расположились вокруг низкого столика в порядком потертых, но чертовски удобных креслах, согревая в ладонях широкие бокалы с коньяком (в чем-чем, а в качественном коньяке у Пашки недостатка никогда не было, — он был очень хороший хирург).

Аккуратно нарезаный лимон дразнил слюнные железы.

Ароматный парок поднимался из тонких фарфоровых чашек с кофе, — друг мой Паша любит, чтобы все было правильно за столом и в жизни. И правильно делает, что любит. Я, вот, например, тоже люблю, но он, в отличие от меня, не только любит, но еще и стремится к этому.

— Ну, рассказывай, — не выдержал я.

— Чего уж там, — поддержал Пашка. — Все свои.

Ирина глотнула коньяка, неуверенным движением поставила бокал на столик…

— Понимаете, мальчики, познакомилась я недавно с одним парнем. Зовут его Игорь. И не только познакомилась, а… как бы это…

— Трахнулась, — несколько прямолинейно, на мой взгляд, подсказал Пашка.

— Да не… то есть, да, но… понимаете… Он у меня сейчас живет.

Мы переглянулись.

На Ирину это было не похоже. Во-первых, она практически никак не среагировала на Пашины слова, а во-вторых, то, что у нее поселился мужчина —это, знаете ли… Свою недавно обретенную территорию Ирка охраняла с исключительной бдительностью.

— Живет уже почти месяц. Понимаете, он мне нравится. То есть, нет, вернее, меня к нему тянет… Трудно объяснить. Никогда раньше со мною такого не случалось. Это не любовь, понимаете? Это что-то другое, но такое же сильное. Даже сильнее. Не могу разобраться. Он… он странный какой-то, а я… а я все равно… Даже жутко иногда делается. Не знаю. Не знаю, что со мной и с ним, — она судорожно схватила свой бокал и, залпом выпила коньяк.

— Так отчего жутко-то? — простодушно осведомился я.

— Погоди, — Пашка, не торопясь, долил в наши бокалы, — погоди. Давай так. По порядку. Во-первых, в чем конкретно проявляется его, как ты говоришь, странность?

— Ну, он совсем не рассказывает о себе. Я даже, представьте, фамилии его не знаю. Не знаю, где и кем он работает и работает ли вообще.

— Подумаешь, — заметил я, — невидаль. Если мы вспомним фильм «Москва слезам не верит», то там тоже главная героиня не знала фамилии Гоши. Это как раз нормально. Особенно в наше время свободы, как слабоосознанной воли. А насчет работы… Мало ли чем нынче люди себе на хлеб зарабатывают! Он может целыми днями дома сидеть, а ему денежка на счет капает за оказанные, например, прежде услуги. Или еще за что-нибудь, не знаю… Так что, извини, но пока я ничего странного в твоем новом знакомом не вижу. Если судить с твоих слов, конечно.

— Это не все, — улыбнулась губами Ирина. — Это, Ленечка, только начало. Я понимаю, что тебе неприятно слышать о том, что я с кем-то там живу…

— …да ради бога!

— … но, если ты будешь меня постоянно перебивать, то, значит, я ошиблась и попала не к тем людям, которые мне необходимы. Усек?

Я только дух перевел.

— Ты, Ирина, давай, не лезь в бутылку, а рассказывай, — посоветовал ей Паша. — Леня больше не будет. Правда, Леня?

— Могу вообще молчать.

— Вообще не надо. Мы нуждаемся в твоем авторитетном мнении. Правда, Ириша?

— Правда, — Ирка улыбнулась уже почти нормальной своей улыбкой (Боже, как я любил ее улыбку!). — Ладно, проехали. Так вот, на нем только та одежда, в которой он ко мне пришел. Шмотки хорошие, фирменные и дорогие. Но это все! Мне пришлось ему покупать, извините, трусы, майки и носки. А также зубную щетку и бритву…

— Постой, не удержался я. — Покупала за свои деньги?

— Нет. Денег у него как раз много. Очень много. И это тоже странно и… страшно. Однажды, каюсь, в его отсутствие, я заглянула в «дипломат», с которым он… ну… который у него был, когда он ко мне пришел. Большой такой «дипломат», красивый, а там…

— Золото-бриллианты? — на этот раз не удержался Пашка.




Комментарии — 0

Добавить комментарий



Тексты автора


Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.