СПАСИТЕЛЬ МИРА

(Фантастические рассказы)

ЧЕЛОБИТНАЯ

Оставить комментарий

Наутро, явившись на службу, Вениамин Александрович попросил Тоню сделать чаю себе и ему и пригласил ее в кабинет. Дипломатично поинтересовавшись общим положением дел и услышав, что все в относительном порядке, он спросил:

— Скажи, Тоня, сколько лет ты работаешь в облисполкоме?

— Ну, Вениамин Александрович! — сверкнула красивыми искусственными зубами секретарша. — Разве женщинам такие вопросы задают?

— Брось, Тонечка! — по-свойски подмигнул Трентиньянов и даже позволил себе погладить Тонину тонкую коленку. — Мы же не чужие друг другу люди! — и начальственным тоном добавил, твердо глядя в ее болотного цвета глаза. — Мне нужно знать.

— Пятнадцать лет, — пожала плечами Тоня.

— И все время здесь, в этом Департаменте?

— Ну, большей частью да, здесь. Правда, назывался он раньше по-другому…

— Скажи, Тонечка, — нетерпеливо перебил ее Трентиньянов, а ты не знаешь кого-нибудь из нашего Департамента, кто, скажем, сейчас на пенсии давно, а перед этим долгое время тут проработал? Мне, понимаешь, один исторический вопрос нужно провентилировать.

— Как же, знаю… Лет двенадцать назад ушел от нас на пенсию Вадим Никанорович Двоеполъский из отдела Лесов и Полей. Ему уже тогда было под девяносто, но его держали до последней возможности, как незаменимого специалиста. Так вот он, говорят, работал еще в Департаменте Землеустройства при последнем государе-императоре. Представляете? Сейчас ему больше ста лет, но он еще жив… Да у меня даже где-то телефон его домашний был записан. Найти?

— Да, пожалуйста, это было бы очень кстати.

— Хорошо, сейчас посмотрю… а… что случилось-то?

— Ничего, Тонечка, не случилось, — фальшиво улыбнулся Трентиньянов, совершенно справедливо опасаясь ненужных его карьере слухов и пересудов. — Так. уточнить кое-что хочу. Новые веяния, знаешь ли, требуют разумной инициативы… В общем, потом все расскажу, если получится, а сейчас не хочу сглазить, — и Трентиньянов шутливо сплюнул три раза через левое плечо.

Вадим Никанорович Двоепольский действительно оказался жив и даже для своих невероятных лет довольно бодр. Услышав, кто его беспокоит, обрадовался, что не забывают старика и к просьбе о встрече отнесся с юношеским энтузиазмом, назвав свой адрес и удобное для визита время — вечер следующего дня.

Старый чиновник встретил Трентиньянова в прихожей и, тяжело опираясь на трость, лично проводил Вениамина Александровича в гостиную, где на столе уже ожидал яблочный пирог и чай,

— Нынче разучились пить чай, — поведал Вадим Никанорович, самолично разливая густую заварку по тонкостенным стаканам в ажурных серебряных подстаканниках. — Пьют из чашек большей частью. А чай надобно пить исключительно из стаканов, — тогда в нем особенный вкус появляется. В мое время даже понятие такое бытовало — чайный стакан. Он, стакан этот, собственно и посейчас выпускается, да только название свое тратил. Да и где, скажите на милость, в наше время вы найдете хорошие подстаканники, а? То-то. Нуте-с, так с чем пожаловали?

Трентиньянов подивился про себя энергичному виду старика (Двоепольскому никак нельзя было дать больше восьмидесяти) и, внезапно переменив решение, которое принял накануне визита, рассказал все.

О незавидной судьбе трех его, Трентиньянова, предшественников, о жутком призраке купца Семена Борисова и о злополучной челобитной.

Вадим Никанорович слушал внимательно, не перебивал, прихлебывал помаленьку чаек с лимоном и только под конец повествования попросил разрешения закурить.

— Вы — у себя дома, — удивился Трентиньянов. — Курите, пожалуйста, и не обращайте на меня внимания.

— Я-то дома, но вы — гость, — резонно заметил старик и вставил в янтарный мундштук «приму».

Некоторое время он молча курил, стряхивая пепел в массивную бронзовую пепельницу на львиных лапах.

— Что ж, — вымолвил он наконец, — признаюсь честно, что подобную историю я уже однажды слышал и было это, дай Бог памяти… да, точно, перед самой революцией. Весной семнадцатого года. Я тогда только начал служить курьером в Департаменте Землеустройства при губернской управе. Так вот. Молодые чиновники в курилке рассказывали примерно то же самое, что и вы сейчас. Мол, чертовщина какая-то творится в Департаменте Землеустройства, — бродит по ночам призрак, якобы, купца и просит подписать какую-то челобитную. А те, мол, из начальства, кому он является, так или с умом трогаются или спиваются, или еще что с ними нехорошее происходит. Говорили, помню, что тянется вся эта история уже двести лет с лишком и с некоторыми перерывами и, что не будет призраку купца успокоения, пока кто-то не найдет и не заверит челобитную своей подписью и не поставит на нее печать Департамента. Да-с, я тогда молодой был совсем, переполненный, так сказать, прогрессивными идеями, и ни в каких призраков или, там, привидений, разумеется, не верил, а потом… Потом, как известно, началась революция, и за все годы службы в Департаменте уже при советской власти я, признаться, ни разу подобных разговоров не слышал. Да и с начальниками нашими, помнится, все было в порядке. В относительном, конечно. На самом-то деле всякое бывало, при Хозяине особенно, да и после… сами понимаете, но чтобы призрак… нет, не слыхал. Видать, действительно прежние времена возвращаются, раз этот Летучий Голландец от нашего чиновничества опять появился. При коммунистах-то, должно быть, опасался показываться! — и Двоепольекий рассмеялся сухим старческим смехом.

— Так вы мне верите? — робко спросил Трентиньянов.

— Отчего же нет? Верю. Я, молодой человек, за свою жизнь еще не с такими чудесами встречался.

— И… что бы вы мне посоветовали в такой ситуации?

— Хм-м… что тут посоветуешь… Найти надо челобитную или с работы увольняться, если жить хотите.

— Найти! — чуть ли не вскричал Вениамин Александрович. — Легко сказать… Где же ее найдешь — триста лет прошло!

— Где… м-мда… а вы про наши подвалы что-нибудь слышали? И вообще про наше здание облисполкома?

— Ну… смутно… мало, в общем.

— Здание было построено в конце шестнадцатого века при Федоре Иоанновиче, сыне Ивана Грозного. — с явным удовольствием принялся рассказывать старый чиновник. — Тогда в государстве российском после Иоанновых сумасбродств наступила относительная стабильность и даже некоторая эйфория, что ли… Строили много. Хотя это, практически, единственное здание в нашем городе, сохранившееся с тех времен. Оно, разумеется, горело неоднократно и неоднократно же перестраивалось, но фундамент… Фундамент и обширнейшие подвалы остались неизменными. Когда-то в них, говорят, пытали государственных преступников. И — всегда! — сваливали в эти подвалы всякий ненужный хлам. Старую мебель в основном, ну и прочее в том же духе. Подвалы эти, конечно, время от времени чистили, но они настолько обширны и запутаны, что их истинных размеров не знает никто. Точных чертежей, естественно, давно нет. Помнится, мне году, эдак, в сорок девятом комендант здания рассказывал об этих подвалах такое… Куда там Стивенсону и Дюма! Так что вы, ежели наберетесь духу и сумеете туда проникнуть, пошарьте как следует. Чем черт не шутит! А вдруг сунули челобитную в стол, там, или шкаф, — не знаю уж, что у дьяков и тиунов того времени было из канцелярской мебели, а потом снесли тот стол в подвал, и стоит или лежит он там теперь уже триста лет, а в нем — челобитная купца Семена Борисова, а его неприкаянная душа в призрачном обличье бродит по коридорам и губит ни в чем не повинного нашего брата-чиновника… — Двоепольскнй оживился, глаза его молодо блестели, мундштук в иссохшей руке так и летал по воздуху — Вадим Никанорович подкреплял свою фантазию энергичной жестикуляцией. — Эх, был бы я помоложе лет на двадцать… Да что там на двадцать! И десяти бы хватило… отправился бы с вами, ей Богу! Но вы уж там поосторожнее, прощу вас, фонарь хороший возьмите, а еще лучше — два фонаря. Еды на всякий случай, воды… А потом обязательно ко мне — расскажете как там и что, договорились? Подвалы, кстати, очень сухие, там все должно отлично сохраниться, так что…




Комментарии — 0

Добавить комментарий



Тексты автора


Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.