ГОЛОСА, КОТОРЫЕ НЕ ОТЗВУЧАЛИ

(Воспоминания, размышления, эссе)

ЗВУЧАНИЕ ВЁСЕН

УРОКИ НАУМА ШАФЕРА

Оставить комментарий

ВНИМАТЕЛЬНЫЙ ЧИТАТЕЛЬ И СЛУШАТЕЛЬ

При близком знакомстве Наум Григорьевич оказался не только добрым и отзывчивым, но и удивительно неравнодушным человеком. Об этом свидетельствуют его письма, которые регулярно приходят ко мне в Ростов-на-Дону. Шестнадцатый год я получаю из Павлодара бандероли с книгами, пластинками, лазерными дисками, аудиокассетами. Благодаря Шаферу я познакомился с талантливыми поэтами Ольгой Григорьевой, Виктором Семерьяновым, поэтом-бардом Андреем Корчевским, прозаиками Сергеем Горбуновым, Юрием Поминовым, Юрием Ковхаевым, пианисткой Людмилой Топорковой. Всё это — «птенцы гнезда Шаферова», живущие напряженной творческой жизнью. Я рад, что, находясь за тысячу вёрст от Павлодара, я фактически прописан в этом городе. Расположенный на северо-востоке Казахстана, на правом высоком берегу Иртыша, этот город стал литературным и музыкальным побратимом Ростова. В периодических изданиях столицы Дона печатаются произведения его авторов, в павлодарской газете «Звезда Прииртышья» — ростовских. И это тоже заслуга Шафера. Он внимательно присматривался к литературному процессу на Дону, жадно ловил информацию о культурной жизни Ростова. Присылаемые ему книги перечитывал по нескольку раз, оставаясь неравнодушным ко всему талантливому, неординарному. Много тёплых слов сказано им в адрес книг В. Воронова, В. Сидорова, Д. Долинского, Л. Григорьяна, Н. Забабуровой, Е. Джичоевой, М. Иткина, Э. Холодного, высоко отзывался он о музыке Л. Клиничева, И. Левина, Г. Балаева, о творчестве художницы Надежды Щебуняевой из станицы Вёшенская. Ростовские писатели и поэты, художники и композиторы дорожат мнением внимательного читателя и слушателя и продолжают слать ему книги, ноты, диски с новыми музыкальными записями, твёрдо зная, что ничего из посланного не останется без внимания.

Прислушаемся к живому голосу Наума Шафера.

ИЗ ПИСЕМ

28 августа 1994 г.

«Судя по «Вечному небу» Вы решительно противопоставляете себя той надуманности и искусственности, которые царят в современной поэзии. Поверьте, я не консерватор и высоко ценю Цветаеву, Пастернака, Бродского. Но в то же время испытываю горечь оттого, что эти авторы вытеснили из быта хорошую традиционную поэзию, ясную и целомудренную, где ненавязчиво проявляет себя формула народного идеала.

Я преподаю на филфаке в местном пединституте, и мне порой приходится сталкиваться с тем, что студенты с неохотой обращаются к поэзии Кольцова, Некрасова, Исаковского. Для них всё это примитив. Подавай им что-нибудь головоломное! Вот почему я радуюсь выходу в свет таких сборников, как Ваш. Значит, есть ещё читатели, которым нужны такие стихи".

* * *

«Те, которые сегодня дискредитируют Дунаевского, — это не просто конъюнктурщики, но люди с каменными душами. Я имею в виду, прежде всего, бойких газетчиков и телевизионщиков. А вот Астафьев и Солженицын — это для меня загадка. Ведь они не просто крупные художники, но и утончённые меломаны. Почему же они не способны оценить великие мелодии ХХ века? Я думаю, что писатели стали жертвами своих идей. Где-то подспудно они, видимо, ощущают эстетическую ценность этих мелодий, но слепая ненависть к социализму настраивает их на сплошной нигилизм. Дунаевский ли, братья Покрасс ли — им всё равно. Что касается Б. Савченко, то в своей книге «Кумиры забытой эстрады» он опозорил не Дунаевского, а себя и… Изабеллу Юрьеву (которую я, кстати, люблю). И себя, и её он представил в виде музыкальных «глухарей»… Почему Юрьева не пела Дунаевского? Да по той же причине, по которой Утёсов не пел арию Ленского. Не те вокальные данные! Не тот характер творческого дарования! А Б. Савченко, в угоду моде, подводит политический базис. Между прочим, Изабелла Даниловна не пела и романсов Чайковского. Ну и что? У неё был свой репертуар. Такова истина.

О Дунаевском, помимо книги, мною опубликовано, примерно три десятка статей. Видели ли Вы «почтовый роман» в журнале «Дружба народов» № 6 за 1993 год? Если у Вас его нет, то обязательно вышлю. Завтра попытаюсь вместе с этим письмом отправить пластинку".

* * *

«Несколько слов о себе. Мы с Вами почти ровесники, я родился в 1931 году. В 1965-м защитил кандидатскую диссертацию по литературе: «Романы Бруно Ясенского». В 1971 году был репрессирован (получил полтора года за преждевременный, чисто профессиональный интерес к тем литературным произведениям, которые теперь издаются массовыми тиражами). В настоящее время, несмотря на пенсионный возраст, занимаю должность профессора кафедры русской и зарубежной литературы Павлодарского педагогического института. Всю жизнь занимался музыкой (в 50-е годы брал уроки композиции у Е.Г. Брусиловского). Женат. Одна дочь, трое внуков.

Всего Вам самого доброго!

Ваш Шафер".

12 января 1996 года

«Бесконечно благодарен Вам за кассету. Артист (Александр Коняхин, актёр Новочеркасского драматического театра — Э.Б.) прекрасно прочитал Вашу поэму (радиоспектакль по поэме „Промчались зимы с вёснами“ — Э.Б.). Избегая излишнего пафоса и „нажима“, он сумел добиться интонационной выразительности каждой строфы, каждой фразы. О музыкальном оформлении уже не говорю — здесь всё попало в „десятку“ (звукорежиссёр Ольга Голубенко, редактор Елена Джичоева — Э.Б.). Вообще ростовское радио заслуживает всяческой похвалы за то, что среди сплошного эфирного безобразия оно утоляет эмоциональный „голод“ по истинной поэзии и музыке».

* * *

«…радуюсь возможности выслать Вам 6-й номер «Дружбы народов» с «почтовым романом». В журнальном варианте он сокращён почти наполовину. В минувшем году «роман» должен был выйти отдельной книгой (полностью, да ещё с нотным приложением!) в виде подписного издания для читателей «Дружбы народов». Но, увы! Журнал едва удержался на плаву, а книжные приложения не печатались. Какова судьба книги, не знаю: она пока лежит без движения.

Эдуард Григорьевич, я буквально поражён, с какой точностью совпали наши мысли и ощущения при оценке «почтового романа» Дунаевского и Райнль (экземпляр этого журнала мною был прочитан заранее — Э.Б.).Мною было написано большое послесловие под названием «Конец сказки», которое редакция «Дружбы народов» приберегла для отдельного издания. Я бы привёл пару цитат, да как-то неловко заниматься самоцитированием… Хочу вот лишь что добавить: Дунаевский своими письмами возвышал, облагораживал и вдохновлял корреспондентов, а в особенности — корреспонденток. И при этом с подспудной виртуозностью скрывал свой педагогический талант. «Скажу Вам откровенно, — писал он Ирине Серой 29 января 1955 года, — что желание владеть (вернее, овладеть) Вами у меня было в пору наших ростовских встреч».

Это поклёп на самого себя! У него и в мыслях такого не было. Но в предварительных строках он очень здорово высек Ирину Евгеньевну по «женской линии» — и вот в конце письма Исаак Осипович даёт ей возможность почувствовать себя полноценной женщиной, красивой и желанной.

Посылаю Вам это письмо, которое я рискнул опубликовать несколько лет назад в «Павлодарской газете», не называя, разумеется, адресата. За пределами Павлодарской области письмо по-прежнему неизвестно, и я до сих пор не решаюсь расширить границы его распространения. Обратиться за разрешением к И.Е. Серой не хочу, так как характер у неё трудный и взаимопонимания не будет. Д.М. Персону не удалось включить в сборник избранных писем Исаака Осиповича (Л., 1971) ни одно письмо к Серой. Отдельные фрагменты удалось опубликовать Ю.Е. Бирюкову, после чего Ирина Евгеньевна продала все 200 писем в рукописный отдел Библиотеки имени Салтыкова-Щедрина и запретила подпускать к ним исследователей в течение 25 лет с Р.П. Рыськиной у меня доброжелательные отношения. У неё 110 писем Исаака Осиповича, но разрешает опубликовать только 60. Я этим сейчас и занимаюсь, хотя львиная доля времени у меня уходит на Булгакова. Вообще самый идеальный корреспондент Дунаевского — это Л.С. Райнль. Хотя она и загубила переписку, но зато разрешила опубликовать всё. В процессе переписки Л.С. больше всего думала о себе (Вы абсолютно правы!), а потом… Впрочем, не буду повторять то, что уже сказано в предисловии к письмам. «Дружба народов» заинтересовалась её вторым «романом» (после смерти И.О.), но мне кажется, ещё должно пройти некоторое время, чтобы решиться на его публикацию: действие этого романа протекает в слишком близкие для нас годы (70-е). Но редакцию я в общих чертах познакомил с содержанием тома писем — тем более что в нём неоднократно возникает разговор о Дунаевском.

Большое Вам спасибо за Галанского! Этой книги я бы здесь нигде не нашёл. Помимо всего прочего, книга представляет для меня интерес ещё и потому, что я «отбывал наказание» примерно в это же время — «за систематическое распространение» и т. д."




Комментарии — 0

Добавить комментарий



Тексты автора


Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.