Написать автору
Оставить комментарий

avatar

Яворовская Ирина. Стихи

Двустишия

(из книги «Портреты»)

Весь мир твердит, что рабство — это зло,

но стать рабой любви мне повезло.

Все реки начинаются с ручья,

но ими наполняются моря.

Пускай порой несбыточны мечты —

без них все наши помыслы пусты.

Не всякий путь к вершине приведёт,

но слаб лишь тот, кто вовсе не идёт.

В самом стремленье кроется залог

того, что ты себе уже помог.

Пусть замок твоих грёз сгорит дотла,

любовь и безответная светла.

Без рытвин и ухабов нет дорог,

но слаще мёда странствий ветерок.

Мой друг, смотри на звёзды иногда,

светлей душою станешь ты тогда.

Кто груз тебе поможет донести —

поможет и надежду обрести.

Понять другого — это сделать шаг

к тому, чтоб другом стал вчерашний враг.

Никто не застрахован от потерь,

но и в беде открой надежде дверь.

Пусть нелегко ошибки признавать,

но, признавая, легче исправлять.

Не трать слова, когда нужны дела

и совесть за собою позвала.

Лишь истина во всем себе верна,

но тяжко ей в любые времена.

Любимых береги, как жизнь саму,

не доверяя это никому.

Бездумно, как болтливый попугай,

заветные слова не повторяй.

Главнейшая из всех твоих дорог

всегда полна волнений и тревог.

Имея что-то, с ближним поделись,

увидишь: только лучше станет жизнь.

Мелодий свет незрим, но необъятен

и чуткому ценителю приятен.

Хвастун смешон, ничем не защищён

перед людской презрительностью он.

Поверь в себя, и мир в тебя поверит,

и благо щедрой мерою отмерит.

Другого осуждать не торопись:

его осудит время, Бог и жизнь.

И ум не оправданье, если ты

не избежал духовной пустоты.

Не бывает боли без причины,

не бывает лика у личины.

Дорогу выбирай не впопыхах,

работу выполняй не на словах.

Уныние — грех. Но грустить не грешно

о тех, с кем не виделся очень давно.

Злые слёзы душу разъедают,

радостные слёзы — очищают.

Скорых обещаний пустоцвет —

лишь начало горечи и бед.

Любовь красива и тогда,

когда уже немолода.

Неблагодарность чёрной называют,

она другого цвета не бывает.

Признав свой грех, почувствуешь тотчас,

что Богом ты прощён и в этот раз …

Будь в речи краток. Скопищу тирад

обычно никогда никто не рад.

Уверенность накапливает тот,

кто опыт в сотоварищи берёт.

Мечты сбываются, когда вверяешь ты

и дух, и сердце зову высоты.

Слова — не сотрясение эфира,

Они лицо и суть земного мира.

Не торопись: всегда, из года в год,

всему свой путь, свой срок и свой черёд.

И крошечная искорка порой

дороже солнца в темноте ночной.

Без усилия сердце любое

красота покоряет собою.

Не унижай того, кто в чём-то слаб:

у каждого в дороге свой ухаб.

Самая главная ценность в судьбе —

верность любимого друга тебе.

Не бойся помечтать: мечта порою

откроет новый путь, как Шлиман — Трою.

Забот всегда немало, но умей

не забывать средь них своих друзей.

Яд, для другого скопленный в душе,

стал для тебя отравою уже.

Ошибки — будут. Совершая их,

в своих ошибках не вини других.

Там, где царит достоинство и честь,

сникает себялюбие и спесь.

Жизнь — коротка, к тому же нелегка,

но ничего другого нет пока.

Небрежность и неискренность порою

становятся натурою второю.

Не отвергай того, кто слаб и сир:

быть может, завтра он украсит мир.

Ни в чём не потакай нечистоте,

она перечеркнёт пути мечте.

Бог есть любовь, и потому любви,

как Богу, приноси дары свои.

Одно лишь невозможно истребить:

святое право верить и любить.

Скорей всего, любых безумств причина —

безмерно надоевшая рутина.

Мы вечно ищем, не всегда находим,

но путь иной, увы, неблагороден.

Уж коли нет ни темы и ни тямы,

тогда вокруг одни горбы да ямы.

Куда пути свои ни направляешь,

всегда находишь больше, чем теряешь.

Надежда умирает после нас,

она, и не сбываясь, не предаст.

Как часто мы идём на поводу

у тех, чьё слово с делом не в ладу.

Агрессия иных грехов страшней:

война и горе зиждятся на ней.

Смеётся не последний. Тот смеётся,

кому любое дело удаётся.

Влюблённых не бывает злых:

любовь преображает их.

Проходит всё: разлука, мука, горе,

и после гроз ещё волшебней зори.

Не торопись итоги подводить —

всё может миг нежданный изменить.

Мудрец в случившемся всегда винить себя,

а вот невежда обвинит тебя.

Пускай порой горой проблемы,

жизнь и такою любим все мы.

Как сердце не болит ни кровоточит,

рассвет придёт и после долгой ночи.

Упрямство — не упорство, и оно

частенько тянет прямиком на дно.

Не утруждай ни глаз, ни слуха,

когда вокруг лишь показуха.

Бескрылому как ни тверди про полёт,

он вряд ли хоть что-нибудь в этом поймёт.

Предательства исход извечно прост:

оно, как змей, заглотит свой же хвост.

Совесть не заглушишь, и она

всколыхнёт тебя хоть в виде сна.

Из книги «Четыре строчки»

Истина — река. Никто не сможет

помешать ей море находить.

Даже если вдруг плотину сложат —

будет миру лампами светить.

***

Несопоставимы лёд и пламя,

несоизмеримы миг и вечность —

в этом суть всего, что движет нами,

воодушевляя человечность.

***

Золотые плывут облака,

за собой оставляя века.

Ну, а мы — только здесь и … пока,

как порой эта мысль ни горька.

***

Не падай духом, даже если туго,

не отвергай того, чем жизнь полна,

и вновь тебя обнимут руки друга,

и зацветёт мимоза у окна.

***

Однажды вдруг случается такое,

о чём бессонно грезилось не раз,

и нет уж ни унынья, ни покоя —

лишь духа взлёт да блеск счастливых глаз.

***

Когда настигнет разочарованье,

когда не можешь верить никому —

припомни радость первого свиданья,

припомни, как заря пронзает тьму.

***

Мы привыкаем ко всему,

мы удивляться разучились,

и, называя светом тьму,

жить в полумраке приловчились.

***

Случайности — закон. И только кажется,

что их могло не быть в судьбе твоей.

И кров, и друг всегда лишь там окажутся,

где в данный миг они всего нужней.

***

Лишь стоит захотеть, и всё получится,

но только мы порой не знаем сами,

чего хотеть, и очень долго учимся

владеть собой и шевелить мозгами.

***

Несовершенна ни планета,

ни всё, что создано на ней …

И вся-то жизнь лишь вспышка света,

да выплеск боли и страстей.

***

… И если ты сумеешь не сломаться,

когда опоры рухнут, мир предаст —

ты не услышишь выплесков оваций,

но Сам Господь тебе за всё воздаст!

***

Бывает неуступчивой судьба,

гоня твой чёлн по плёсам и порогам.

Но всё-таки она — твоя раба,

лишь потому, что ты отмечен Богом.

***

Береги своих родных, твёрдо помни,

что они тебе дарованы судьбой.

Нету радости светлее и огромней

Божьей воли, управляющей тобой.

Венок сонетов «Круговорот»

1. Мы в этот мир с трудом приходим,

но что дороже жизни нам,

исполненной потерь и драм,

где равнодушие к природе

уже не горечь и не срам

и высших чувств разрушен храм,

хотя и тянемся мы вроде

припасть к божественным стопам.

Непросто тяготеть к благому,

когда затягивает омут,

и путь отчаянно рисков,

и среди тёмных облаков

зигзаги молний, верных грому.

Что делать? Значит мир таков.

2. Что делать? Значит, мир таков.

Но от сомнений отрекаясь,

виной незнаемою маясь

и болью в области висков,

идём и видим: осыпаясь

на тлен невысказанных слов,

неумолимо никнет завязь,

не в силах сотворить плодов.

Так человек, упав, не годен

для обретения себя,

хотя ещё живёт, любя

явленья звёзд на небосводе,

о неисполненном скорбя,

томясь в духовной несвободе.

3. Томясь в духовной несвободе,

теряем мы дары любви,

и все стремления свои

почти ненужными находим,

хотя весною соловьи,

хорошей радуясь погоде,

вовсю поют, верны природе

как будто клятве на крови.

И мир опять цвести готов,

и ветры к рощам прилетают,

и ледники под солнцем тают,

почти касаясь облаков.

А разум также изнывает

от неотъемлемых оков.

4. От неотъемлемых оков

усталость и тоска родятся,

ссыхаются стволы акаций,

сникают стебли колосков.

И мысли медленно роятся,

придя из потускневших снов

без приглашений и оваций,

как старый бриг без парусов.

Но что-то светлое нисходит

и в эти миги, в тишине,

и это радует вдвойне

как золото в пустой породе.

И мы при солнце и луне

идём, как некогда в Исходе.

5. Идём, как некогда в Исходе,

через палящие года

шли чьи-то пращуры. Вода

была им милостью господней.

И свет надежд сиял всегда,

покуда, жизнью верховодя,

горела главная звезда

на драгоценном небосводе.

Мы научаемся без слов

нести мечту сквозь расстоянья,

и веруя в обетованья,

в незыблемость иных основ

одолевать свои страданья

средь обжигающих песков.

6. Средь обжигающих песков,

где всё на свете изнуряет,

порою, радуя без слов,

оазис сказкой возникает.

Немало этих островков

усталых путников ласкает,

грехи на миги отпускает,

даруя свежесть лепестков.

И многозвучностью мелодий

овеществляется вокруг

нежданных откровений круг,

и сердце убыстряет стук,

забыв былое безысходье,

где ничего не происходит.

7. Где ничего не происходит,

там начинается тоска.

Она остра наверняка

и разум медленно изводит.

Как мгла пря всякой непогоде,

как пересохшая река,

и страсть безмерно далека,

хотя ещё в надеждах бродит.

И в этой данности готов

любой от чуда откреститься,

забыв о сокровенно птице,

о синей птице синих снов;

но … с ней одной стремясь сродниться,

страдальцы шли во тьме веков.

8. Страдальцы шли во тьме веков,

ни сна, ни отдыха не зная,

порой ропща, порой стеная,

не слыша пенья ветерков …

На хлеб, на воду, на покров,

на самый заурядный кров

скупа была судьба такая,

на муки душу обрекая.

Хотя и пылки, и туманны

их грёзы были в час ночной,

не ведая стези иной,

в жару и в холод ледяной

они молились неустанно,

ища свой край обетованный.

9. Ища свой край обетованный

и свой удел, и свой порог,

мы изнываем от тревог,

но всё же верим, как ни странно,

всему, что обещал нам Бог

и сердцем ловим непрестанно

далёкий и благоуханный

простого счастья огонёк.

Мы обмираем невзначай,

почувствовав его крупицу,

и смотрим в дорогие лица

под ликованье птичьих стай,

когда нам снится, снова снится

предсказанный пророком край.

10. Предсказанный пророком край …

Что может быть душе отрадней,

когда лучится в каждом взгляде

тепло и свет, лишь не давай

и помышленьям о награде

тебя затронуть. И встречай

любой свой день рассвета ради,

и сердце людям отдавай.

К нему, навеки дорогому,

Не веря ничему другому,

и спотыкаясь иногда,

спешим мы, не боясь суда,

шепча: — Господь, не оставляй,

и пусть он не похож на рай …

11 …И пусть он не похож на рай —

вершитель нашего восторга,

мы всё равно по воле Бога

идём туда. Пленённый Кай

любовью Герды из истока,

который плещет через край

вернётся к счастью к жизни долгой,

моля его: — Не иссякай!

Душа откроет закрома

таких духовных откровений,

таких надежд и озарений,

что мигом испарится тьма,

чтоб не тонула в ней, обманной,

любая пядь земли желанной …

12. Любая пядь земли желанной

безмерно сердцу дорога,

когда на ней стоят стога

и пахнут чабрецом поляны,

и васильковые луга

красой сияют первозданной,

и нет ни вражеского стана,

ни бурь. Лишь радуги дуга.

Восходит зорькою любовь,

мечта мечте не прекословит,

и окуньков мальчишка ловит,

и милый дом не хмурит бровь,

и радость выше птичьих стай,

как ты её ни называй.

13. Как ты её ни называй,

судьба даёт любому выбор:

зарыться ли в песок, как рыба,

поверить ли в цветущий май,

твердя счастливое спасибо

за поиск, взлёт, препятствий глыбы,

которые, лишь пожелай —

осилишь. И опять шагай

по новой непростой дороге,

но в ней призвание твоё,

и никакое вороньё

ничто не умалит в итоге.

Суть жизни, если многогранна,

воистину, для сердца — манна.

14. Воистину, для сердца — манна

любви таинственный мотив.

Когда, волненье ощутив,

не замечаем мы изъяны,

а только то, что мир красив

и значит счастье — богоданно.

И этой радости вкусив,

её мы защищаем рьяно.

И в жизни властвует опять

разлуки, встречи, ожиданья

и сокровенные признанья,

и неизбежная печать:

как наш посыл ни благороден,

мы в этот мир с трудом приходим …

15. Мы в этот мир с трудом приходим.

Что делать? Значит мир таков.

Томясь в духовной несвободе,

от неотъемлемых оков

идём, как некогда в Исходе,

средь обжигающих песков,

где ничего не происходит,

страдальцы шли во тьме веков,

ища свой край обетованный

предсказанный пророком край,

и пусть он не похож на рай —

любая пядь земли желанной,

как ты её ни называй,

воистину, для сердца — манна.

Из «Избранного»

Когда б меня спросили: — Что, скажи,

всего важнее для тебя на свете:

надежды, обещанья, миражи,

звон денег или страстной неги сети?

А может быть, сияние лагун,

дворцов краса и всё, что взору мило?

Любовное томленье сладких струн

и радости, дарующие силы?

Быть может, слава? Мировой почет?

Возможности осуществлять желанья?

— Нет, — я отвечу. — Нет! Меня влечёт

одно: святое счастье пониманья.

* * *

Покоя сердце не узнало,

не отыскало тишины,

и только мечется устало

под стон оборванной струны.

Не обрела душа надежды,

глаза не выплеснули свет,

и ни одна звезда не брезжит

в кольце тоскующих планет.

Мечта не стала откровеньем,

судьба не одолела смут,

и бесконечные сомненья,

как феврали, слепят и жгут.

Но ни за что на свете всё же

не упаду, не пропаду

и, всё минувшее итожа,

дорогу новую найду.

* * *

Уходят звёзды, не прощаясь,

хоть им назначено светить.

А мир, не плача и не каясь,

всё так же продолжает жить.

Уходят звёзды в час рассвета,

отдав Земле своё тепло,

и одинокая планета

грустит, что время истекло…

Но всё, что было, остается

в незримой памяти Земли,

и свет от новых звёзд польётся

сквозь те, угасшие вдали.

Пусть, отсияв, и эти сгинут,

уйдут безмолвно, не простясь, —

они разворошат рутину

и высветят людскую грязь.

И кто-то пылко встрепенётся,

чтоб миру дать добро и свет.

Звезда уйдет, звезда зажжётся —

таков Божественный Завет!

* * *

Кувшин судьбы наполнит ли роса,

вершины гор качнут ли небеса,

уменьшит ли страдания слеза, —

кто скажет?

Коснётся ли величие глупца,

в пустыне прорастут ли деревца,

дорога доведёт ли до конца, —

кто скажет?

Найдешь ли в мире хаоса покой,

сживёшься ли с душевною тоской,

останешься ли в памяти людской, —

кто скажет?

* * *

Ветер ломится в окно,

звёзды обрывая.

В сердце стыло и темно,

ночь совсем шальная!

Гром ломает небеса,

словно раб оковы,

от бессонницы глаза

смутны и свинцовы.

Бессловесных молний знак

выписан судьбою —

не могу понять никак,

что это такое.

То ль печаль своё творит,

то ли ждёт удача —

Свечка легкая горит,

трепеща и плача.

Каждый вздох и выдох слит

с междометьем боли,

и дрожащих веток всхлип

о покое молит…

Памятник погибшим рыбакам на Фаррерских

островах

Они уходят в море, точно зная:

четвёртому погибнуть, как гласит

статистика, нисколько не скрывая

того, о чём негромко говорит.

Они уходят …. Так веками было,

так будет и в грядущие века:

и долг, и жизнь, и некой тяги сила

влекут в морские дали рыбака.

А берег ждёт, и в маленьких церквушках

о них молитвы матерей и жён,

и даже в детских сказках и игрушках

быт островов Фаррерских отражён.

И памятник погибшим в битве с морем

есть выраженье гордости за тех,

кто шёл вперёд, и с фактами не споря

упорно верил всё-таки в успех.

… Рыбачью лодку держат напряжённо

киты, подняв огромные хвосты,

и плачут здесь теперь уже не жёны,

а вдовы, принося свои цветы …

* * *

Неизбежно, словно буря, грянула

на расправу скорая судьба.

Застонала я, но не отпрянула,

поняла, что духом не слаба.

В опалённом сердце сила вызрела,

не дала упасть и закричать,

чтобы я, оправившись от выстрела,

всё смогла по-новому начать…

И свершилось то, чему положено,

и опять над головой скворцы,

только сны пока ещё тревожные

да болят багровые рубцы.

Только память рвётся непокорная

ветками черёмухи в окно,

будоража чувствами, с которыми

разминуться мне не суждено.

* * *

Поосторожней со словами:

они и ранят, и казнят,

они, господствуя над нами,

порою порождают ад.

Поосторожней со словами:

так просто словом отравить,

прервав, как робкой свечки пламя,

чужой судьбы живую нить.

Поосторожней со словами:

всё то, что высказано зря,

как бумеранг придет, годами

в груди раскаяньем горя.

Поосторожней со словами:

в словах — завет, в словах — запрет.

В словах всегда живём мы сами,

а жизнь — одна. Дублера — нет!

* * *

Искал он Правду. Думал, молодая

нарядная и гордая она.

А встретил — и увидел, что седая,

и никому на свете не нужна…

Искал он Правду. Думал, что красива

и не уступит выбранных дорог,

а встретил и заметил, что бессильна

и падает, почти сбивая с ног.

Искал он Правду, ничего не зная

о сути неисполненной её,

а встретил — понял, что она — больная,

как этот мир, в котором всё — вранье!

* * *

Законы совести просты:

взрастает то, что сеешь ты.

Не будь бедой ни в чьей судьбе.

Жизнь не прощает — помни это.

И боль униженных к тебе

вернется тягостною метой.

Она не спросит ни о чём,

лишь обожжёт внезапно сердце.

Кто унижает — обречён,

и никуда ему не деться.

От лжи и злобы отврати

свой дух (страшнее нет пороков),

и тут не надо быть пророком,

чтоб зёрна истины найти.

* * *

Человек одинок, одинок, одинок,

даже если семья и надежд костерок,

даже если его кто-то любит и ждёт

под буранным разгулом и вешним дождём.

Человек одинок в мире, полном людей,

среди самых родных, среди лучших друзей.

Человек, одинок, одинок, одинок,

как песчинка средь звёзд, как во льдах стебелёк.

Человек одинок и смеясь, и скорбя,

к Богу рвётся ли он, познаёт ли себя.

Человек одинок, одинок, одинок

под прицелом судьбы, под гипнозом дорог.

Человек одинок, начиная идти,

и кончая свой путь пред последним «прости».

Человек одинок, одинок, одинок…

Это — рок.

* * *

Не бойся споткнуться, а бойся упасть,

в недоброе дело нежданно попасть,

ненужное слово сказать невпопад,

обрушить на чью-то судьбу камнепад.

Не бойся болезней, а бойся утрат,

когда на кострах потрясений горят

большие надежды, большая любовь

и по сердцу режет пролитая кровь.

Не бойся печалей, а бойся тоски,

когда догорают в печи угольки,

и тьма одиночества ночи черней

в судьбе, не заметившей встречных огней.

Не бойся предательства — бойся предать,

чтоб сердцу огня сожалений не знать,

чтоб стыд не терзал, не стонала душа,

дырявую совесть круша.

****

Я буду вспоминать везде

корабль, как люстру на воде,

средь тишины и тьмы густой

в ночи, объятой темнотой.

Казалось, звёзды не могли

достать лучами до Земли,

а он сиял и звал к себе —

златая люстра на воде.

Среди зимы, у огонька,

увижу я наверняка

картину эту, этот свет,

которым был я обогрет.

Корабль, как люстра на воде …

До места этого нигде

такого не было в пути,

и будет мне всегда светить

воспоминание о нём

в пути ином, в пути любом.

Спасибо этой красоте —

нежданно сбывшейся мечте.

Метель

Метель шаталась по дорогам

и натыкалась на столбы,

и не задумываясь долго,

вставала зверем на дыбы.

Метель врывалась в подворотни,

в сугробах потеряв кусты,

и озорно, всего охотней

влетала с гулом на мосты.

Она жила своею жизнью,

и негодуя, и смеясь:

то под телегой снегом брызнет,

то путнику покажет власть.

С неуправляемою силой

она слепила фонари,

в ней всё кипело и бурлило,

стремясь округу покорить.

Она швыряла хлопья в стёкла,

порой рыдая и крича,

и только поутру замолкала,

улёгшись ярко, как парча…

***

Как Казакова, я «счастья вровень»

не обрела,

и всё, что было моей любовью,

в душе сожгла.

И всё, что было мечтами, стало

одной золой.

И ошибаться я так устала

в стезе былой.

Не то забыла, не тех любила,

не тех ждала,

судьба казалось такой бескрылой,

и так несла

в бездонный омут бессонниц стылых,

безликих дней,

но всё же что-то святое было

меня сильней.

Моих несбывшихся благодарю я

за строк полёт,

за то, что людям теперь дарю я

призыв высот,

и песен плен, и волнений россыпь,

и далей свет,

и неугаданную поступь

грядущих лет…

* * *

Не мы находим истину —

она приходит к нам.

За этот дар таинственный

спасибо небесам.

Не мы идём дорогами —

нас Бог всегда ведёт

и горными отрогами,

и гатью средь болот.

Не мы от бурь спасаемся —

нас ангелы хранят.

Мы даже не рождаемся —

нас матери родят.

Одна дана свобода нам —

любить и созидать,

и всё, что нами создано,

с надеждой отдавать

на благо тех, кто заново

за нами вслед пойдёт

стезёй обетованною

в свой век и в свой черёд …

***

Боль твоя меня нашла,

в окна ливнями струится,

сердце рвёт железной птицей,

бьёт во все колокола.

Боль твоя теперь моя,

и другой уже не станет,

горевать не перестанет,

ничего мне не суля.

Боль твоя взяла без слов

всю судьбу мою с собою,

в ней и грустный плач гобоя

и тяжёлых туч покров.

Боль твоя — мой крестный путь,

но, молитву сотворяя,

я тебя благословляю

и спасу когда-нибудь …

***

Люби меня издалека,

без утоленья, без ответа,

когда сгорают облака

в горниле пламенного лета.

Люби без слов и даже снов,

когда густеет неба просинь,

и в рыжем мареве лесов

по холодку плутает осень.

Люби и взглядом не коря,

и не кляня судьбы морозной,

когда январская заря

встаёт бестрепетно и поздно.

Люби искрящейся весной,

когда подснежник светлым оком

с надеждой смотрит в мир земной

в порыве страстном и высоком.

Люби везде, люби всегда,

и, может быть, в конце дороги

над нами вспыхнет та звезда,

что возжигают только боги.

* * *

Не стоит беспокоить тишину

словами незабытых интонаций —

я выслушать тебя не премину,

когда настанет время расставаться.

Не торопи секунды и года,

успей прочесть благие начертанья,

в которых и горячие признанья,

и тайных слёз холодная слюда.

Остановись, задуматься сумей,

куда свои стопы направишь ныне,

и в самой многолюднейшей пустыне

оазис одиночества согрей.

И пусть недогоревшая свеча

перед тобой ещё не раз предстанет,

всё, что сегодня мучает и ранит,

уйдёт, как поезд, дымный шлейф влача.

Но никогда в дороге непростой

не победишь ты памяти усталой,

уразумев, что прошлого не стало,

а будущее — горечи настой …

***

Стёкла забудут моё отраженье,

море забудет, как плавала я,

вряд ли измениться в чём-то скольженье —

белого облачка в росчерке дня.

Птицы не смолкнут, трава не поникнет,

яркое солнце не станет бледней,

только далёкое эхо окликнет

даты откалендаренных дней.

Что-то наполнит, а что-то изымет,

но не вернёт ничего никогда.

Свечкой растает любимое имя,

и не оставит уже ни следа.

Я улечу в глубину заастралья,

в небытие, не скорбя, растворюсь,

вместе со мною отхлынут печали

и половодье распахнутых чувств.

Стёкла забудут моё отраженье,

небо отпустит горячность грехов,

но никуда не исчезнет свеченье

всех моих поисков, дум и стихов …

*******

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

(E-mail не будет опубликован)

Текст письма

captcha

Комментарии — 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться на комментарии

Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.