СМЯГЧАЮЩИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

(Роман)

Глава третья. РАССЛЕДОВАНИЕ

Оставить комментарий

Глава третья. РАССЛЕДОВАНИЕ

— Если ты не ошибаешься, надо искать здесь…

Зайцев вычертил схему, как всегда, аккуратно, и тонкая линия, проведенная от кабины крана через квартиру Нежинской, уперлась в фасад девятиэтажного дома.

— …но обнаружим мы в лучшем случае след рикошета. А пуля могла уйти куда угодно…

Несколько секунд он посидел молча.

— К тому же, если стреляли не из мощного оружия — боевой винтовки, карабина, автомата, пуля, потеряв энергию, вообще не долетела до стены, а упала где-то тут…

Он указал карандашом на площадку между домами.

— В любом случае шансов найти ее практически нет. Но мы все же попытаемся…

— А что дал визит в больницу?

— Посмотри сам. — Зайцев протянул тонкую папку. — А потерпевшую можешь даже послушать, кассета внутри.

Я пробежал глазами протокол допроса дежурного хирурга, отыскивая интересующие меня вопросы. Ага, вот…

«Что можно сказать относительно размера пули, причинившей ранение?»

«Ничего определенного. Как вы понимаете, цель передо мной стояла совсем другая. А сейчас, после операции и ушивания раны, установить это и вовсе невозможно».

Надо же, и здесь ничего! Так, теперь еще одно…

«Почему вы сразу не сообщили в милицию о поступлении пациентки с огнестрельным ранением?»

«Раненая заявила, что она сама позвонила нольдва, поэтому дублировать звонок необходимости не было, тем более началась подготовка к операции. Утром заведующий отделением, обнаружив в регистрационном журнале отсутствие отметки о передаче телефонограммы в милицию, дал указание оформить все как полагается. Тогда я на всякий случай позвонил еще раз».

С этим все ясно. Послушаем запись…

Я вставил кассету в видавший виды магнитофон и нажал клавишу.

«Следователь прокуратуры Центрального района, юрист первого класса Зайцев сего числа в помещении хирургического отделения горбольницы N 2 допросил в качестве свидетеля Нежинскую Марию Викторовну, русскую, беспартийную, незамужнюю, имеющую на иждивении сына семи лет, с высшим техническим образованием, работающую инженером в научно-исследовательском институте проблем передачи информации…»

Зайцев говорил без выражения, монотонно, привычно перечисляя все то, что требуется отражать в вводной части протокола. Качество записи неважное: плывет звук, слегка фонит, время от времени раздается шорох или громкий треск.

«…Нежинской объявлено, что допрос производится с применением звукозаписи. Используется магнитофон „Весна“, пленка шестого типа, скорость — четыре и семь десятых сантиметра в секунду».

Зайцев перевел дух и продолжал обычным тоном:

«Мария Викторовна, расскажите о вчерашнем происшествии».

«Даже не знаю, что рассказывать…»

Пауза. Чувствовалось, как она сосредоточивается.

«Я приняла душ и собиралась ложиться спать… Только подошла к кровати, застелила, вдруг удар, как будто кнутом или, точнее, раскаленным прутом… Не поняла, в чем дело, схватилась за бок — кровь…»

Долгая пауза.

«Продолжайте, пожалуйста».

Пауза.

«Ну, вот и все… Что еще рассказывать?»

«Во сколько это было?»

«Где-то в начале одиннадцатого».

«Слышали выстрел?»

«Нет. Я даже не могла понять, что случилось, откуда кровь…»

«Стреляли с северной стороны или с южной?»

«Ей-Богу, не знаю…»

«В каком положении вы находились?»

«В каком? Попробую вспомнить…»

Пауза.

«Наклонилась, выпрямилась, повернулась… Нет, не помню…»

«Кто, кроме вас, находился в квартире?»

«Никого…» — В голосе явно слышалось недоумение.

«В двадцать два двадцать в диспетчерскую „Скорой помощи“ позвонил неизвестный мужчина, который рассказал о случившемся. Кто это был?»

«Ах, вот вы о чем! — Недоумение в голосе исчезло. — Я выбежала на лестничную площадку, сверху шел человек, я попросила его вызвать „Скорую“…»

Странно. В интересующее нас время никто из квартир, расположенных на восьмом и девятом этажах, не выходил. Да если бы и выходил, то ехал бы в лифте. А чердак заперт на замок, я проверял. Кто же это мог быть? Ладно, потом, слушаем дальше…

«Почему вы не зашли к соседке? Ведь по лестнице мог никто и не идти?»

«Все правильно. Но в такой момент разве об этом думаешь…»

«Скажите, как получилось, что кровь осталась только на месте ранения? Если вы выходили, то пятна должны быть и в прихожей, и на лестничной площадке…»

Пауза.

«Так я же зажала рану полотенцем…»

«И полностью остановили кровотечение?»

«Ну, не совсем…»

«Да, в комнате много пятен — между кроватью, сервантом и столом. Но ни одного — за пределами этого участка. Ни одного в коридоре. Ни одного на лестничной площадке».

Долгая пауза.

«Что же вы можете сказать по этому поводу?»

«По какому? Вы же ничего не спрашиваете!»

Хитрая штучка! Отчего же она так крутит?

«Относительно локализации пятен крови на определенном участке вашей квартиры и отсутствии их за его пределами».

С Зайцевым подобные номера не проходят. Чем больше юлит допрашиваемый, чем старательнее прикидывается дурачком, тем терпеливее и внимательнее становится следователь.




Комментарии — 0

Добавить комментарий



Тексты автора


Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.