ТРИ ДНЯ ЗАКОНА

(Повесть)

ДЕНЬ ТРЕТИЙ

Оставить комментарий

— Надо же, — посокрушался Ленька, — столько прожил, а впервые вижу этих раков так близко и чтобы прямо вот так продавали! А что попробовать никогда не доводилось, это само собой. Ты их ел когда-нибудь? Какие хоть на вкус?

Воскобойников тоже впервые вживую познакомился с раками, лишь перебравшись в Ростов. И не сразу оценил, какая это вкуснятина, особенно если со знанием дела приготовить, подсолить. Довольно долго не мог понять, что хорошего находят в них ростовчане, отчего поглощают с таким удовольствием и в таких количествах. Не привлекало и то, что не просто было добраться до рачьей мякоти, приходилось раздирать жесткий панцирь, зачастую раня пальцы. В довершение ко всему не уверен был, что стоит овчинка выделки. Ну, с рачьим хвостом, называемым почему-то шейкой, еще куда ни шло — там хоть немного мяска раздобыть можно и добраться до него сравнительно легко. Но совсем скудные, твердющие клешни! И эта туземная манера шумно высасывать сомнительные рачьи внутренности! Но со временем распробовал, постиг всю прелесть, превратился в такого же заядлого ракоеда, как донские аборигены. К пиву — отдельная песня. Благо не так еще давно купить раков, недорого и в любом количестве, на Дону не проблемой было. И сейчас порадовался тому, что сможет чем-то побаловать Леньку. Если даже не совсем по вкусу ему придутся, по крайней мере заполучит то, чего в Киеве не сыскать, разве что в дорогих ресторанах. И удачно высмотрел неподалеку пивной ларек с небольшой, несколько человек всего, очередью. Тут уж, подозревал, перед Ленькой похвастать будет нечем, пиво наверняка захудалое, но тем не менее. К тому же имело смысл не спешить — стоянка катера, узнал, почти два часа, пусть в храме толпа немного рассосется, успеют.

— Какие они на вкус, сейчас узнаешь, — пообещал Леньке. Купил за трешку кучку, в ней десять штук оказалось, раков, отправились к ларьку.

Ленька перед тем немного похорохорился, настаивал, что сам расплатится за раков, упирал на то, что должен ведь хоть чем-то отблагодарить гостеприимного хозяина. Воскобойников, убедившись в бесполезности сопротивления, нашел компромиссное решение: Ленька платит за пиво. В очереди к ларьку стояли, надо полагать, люди здешние, о чем свидетельствовали болтавшиеся в авоськах трехлитровые стеклянные банки. Четверо, завладев уже пивными кружками, степенно беседовали, сойдясь в кружок под дарившим скупую тень кленом. Томившиеся в очереди с завистью на них поглядывали. Воскобойников и Ленька примкнули к завистникам, поддержали со стоявшим перед ними грузным усачом в тельняшке разговор, как наплевать властям на людей: трудно, что ли, притащить сюда несколько столиков со стульями, да под тентом от солнца, чтобы народ мог культурно отдохнуть. С трафаретным выводом, что никому ничего не надо, хоть трава не расти.

Общался в основном Ленька, Воскобойников предпочитал в подобные разговоры не вмешиваться, ограничивался, чтобы лишним не выглядеть, словом-другим. Но вскоре пожалел, что связались они с этим усатым «моряком». Потому еще, что сразу же, встав за ним в очередь, удостоверился, что перед пивом «моряк» успел щедро заправиться более крепким напитком. Когда добрались наконец до заветного краника, потом отошли с кружками в сторонку, развернули на травке кулек с раками, и Валентин Аркадьевич, взяв одного и вручив другого Леньке, после краткого знакомства с теорией изготовился было приступить к практическим занятиям, усач приблизился к ним, по-свойски обосновался рядышком.

— Раков у Михалыча брали? Это повезло, он готовить их мастер, не то что некоторые, поразвелось тут. В прошлый раз, правда, тоже брал у него, пересолил чуть. Интересно, как эти.

Ленька намек понял, протянул ему своего рака. Усач с завидной ловкостью распотрошил его, пожевал, гурмански прикрыв глаза, глотнул из кружки, успокоил:

— Нет, эти, мужики, в самый раз, не переживайте.

— Мы и не переживаем. — Воскобойников попытался отвадить назойливого соседа: — Извините, нам с другом, вообще-то, один вопрос обсудить нужно.

Этот намек был еще более прозрачным, но усач лишь протестующее тряхнул кружкой:

— Да что тут обсуждать? И без того всё уже понятно! Вы этот сегодняшний день еще со слезой вспоминать будете, внукам рассказывать, а те не поверят! Десяток раков за трояк купили? За трояк всего?

— Ну. — Ленька был настроен более миролюбиво, не отмолчался. — И что с того?

— А то! Попомните еще мои слова, недолго ждать осталось!

И с жаром, негодующе топорща усы и грозя кому-то невидимому полупустой кружкой, взялся вещать, что скоро за трешку не то что десяток штук — одну рачью клешню не укупишь, всё к тому идет. Да что раки — порадуются, если на хлеб с молоком наскребут детишкам. А раки вообще переведутся, разве что за границей покупать станут, воров и бандитов по ресторанам ублажать, всем другим не по карману будет. Потому что рак — не человек, он в таком дерьме не выживет, всю природу ведь загадили. Так перестроимся, что всему хана, в помойках рыться придется. Уже не говорил — кричал, на них оборачивались. А Воскобойников лишь сейчас заметил милиционера — стоял шагах в десяти, спиной к ним, но, конечно же, всё прекрасно слышал. Теперь для полного счастья не хватало только неприятностей с милицией. Наверняка сочтет всех троих одной шайкой-лейкой, пристанет, еще в отделение, чего доброго, потащит.

— Вы бы потише, товарищ, — попросил усача, — митинги бы здесь не устраивали.

— Какой же это митинг? — не унимался тот. — Это так, разминка. Митинги еще впереди, и не с пустыми руками люди на него придут, хорошо, если с одними кольями!

Милиционер, на которого Воскобойников всё это время косился, медленно отошел. Зато беседовавшая четверка определенно ими заинтересовалась и, похоже, не разделяла настроений «моряка». Что тоже оптимизма у Воскобойникова не вызвало. Вбил другой клин:

— Представляете, мой друг приехал с Украины, сегодня впервые рака в руках держит, не знает даже, как подступиться к нему.

Сработало безотказно. Усач умилился, сердечно пожал Леньке руку, углубился в рачью историю. Им-де, наверно, сегодняшние раки крупными кажутся, знатными, а они ни в какое сравнение не идут с теми, которых он ловил здесь когда-то, те просто великаны были, не ловля была — охота! Ушло, ушло времечко. Разволновавшись, взял еще одного рака, в миг с ним разделался, запил оставшимся в кружке пивом, любовно поглядел на Леньку:

— А я ведь и сам с Украины, земляки, значит. Ты там где живешь? — Узнав, что в самом Киеве, вообще растрогался, принялся выпытывать, не знает ли случайно Ленька его дядю, живущего на Подоле.

— А в Киеве дядька, — тихо вздохнул Воскобойников. — Пошли, — сказал Леньке, — а то опоздаем. — Завернул оставшихся раков в кулек, не удержался: — Целей будут.

Проблематичней было с пивом — кружки с собой не унесешь. Ленька лишался возможности отведать раков в завидном комплекте с пивом, но выбирать уже не приходилось. Закон всё правильно понял, засобирался, хотя, от Воскобойникова не укрылось, не прочь был посудачить с усачом о подольском дяде. Но легко отделаться не удалось. «Моряк», завистливо поглядев, с какой быстротой опустошают они свои кружки, укоризненно покачал головой:

— Чего гнать? Вы ж на катере приехали, ему еще долго тут стоять. Не познакомились толком даже. Меня Шуриком звать. Выпьем еще по кружечке-другой, за жизнь поговорим. Вы — как у вас, я — как у нас, найдется о чем.

— Извините, но мы торопимся, — предупредил Воскобойников.

— А куда вам надо? Я провожу, — вызвался Шурик. — Я тут всё и всех знаю, у меня время пока есть.

И вдруг преобразился Ленька. Словно сгинули бесследно сорок этих лет, увидел Воскобойников прежнего Закона, хулиганистого задиру.

— Тебе сказали, чтобы отвалил? Объяснить, если сам не понял?

Дело принимало совсем уж нежелательный оборот. И не в том лишь проблема, что у маленького щуплого Леньки не было ни единого шанса против тяжелого, на голову выше него, усача, — придется самому вмешиваться, если попрет сейчас Ленька. Наверняка не дадут Шурика в обиду теснящиеся возле ларька земляки, как бы они к Шурику ни относились, укротят зажравшихся ростовчан. И неизвестно, чем закончится эта глупейшая разборка, не исключено, что не попасть ему с Ленькой на отходящий катер и, соответственно, трудно сказать, когда и как Валёк окажется дома, а Закон в своем поезде, если вообще поспеет сегодня на вокзал. А не приведи Господь, вмешается, что также вполне вероятно, милиция, тогда еще хуже. Что могут накостылять им сейчас от души, не самая большая беда, пусть и страшно даже подумать, что придется заявиться на работу с разукрашенной физиономией. Главный врач в рабочее время оказался в другом городе, устроил там безобразную драку, попал в милицию… Но не наблюдать же со стороны, если Леньку сейчас начнут, а всё к тому идет, метелить. Потянул закипавшего Леньку за руку, увещевая не связываться. Не тут-то было. Впору подумать, что Ленька патологически опьянел от одной кружки пива, потянуло его на подвиги. Вырывался, цедил вспомнившимся Валентину Аркадьевичу «саксаганским» голосом:

— А чё он, падла, чё он?

Шурик был явно озадачен. Силился понять, отчего взбеленился этот киевский мужичок, к которому отнесся со всем почтением и даже гостеприимно проводить хотел, куда тому нужно. Но сомневался недолго — изумленно вскинул брови:

— Это кто падла? Это я падла?

— Не слушайте вы его, Шурик, — вмешался Воскобойников. — Он не желал вас обидеть, просто неприятности у него, не в себе он немного.

— Да в себе я, в себе! — дергался Ленька. — Ну чё он, падла?

К ним уже подтянулись двое, с интересом наблюдали, как разворачиваются события. Один посоветовал:

— Да врежь ты разок этому недоноску, Шурик, чтобы не больно-то разорялся здесь! Будут тут еще всякие!

— Чё? — переключился на него Ленька. — Чё ты сказал?

— Да заглохни ты наконец! — вконец разозлился Воскобойников. — Не слушайте его, мужики. — Решение пришло внезапно: — Вот, — протянул им кулек, — берите, ребята, к пиву, и разойдемся по-хорошему. — Туманно пояснил: — Я врач, нельзя мне.




Комментарии — 0

Добавить комментарий



Тексты автора


Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.