ТРИ ДНЯ ЗАКОНА

(Повесть)

ДЕНЬ ВТОРОЙ

Оставить комментарий

* * *

— А сарай тут при чем? — не понял Ленька. О том ночном сарае он знать не мог.

— Сарай ни при чем. — Воскобойников потер гудящий лоб. — Ты когда-нибудь слышал про чеширского кота?

— Не только слышал, но и видел много раз, — удивился Ленька. — А ты о нем откуда знаешь? Переписывался, что ли?

— С кем переписывался? — Нет, надо со всем этим заканчивать, уже чертовщина всякая начинается, так и до лиха недалеко. Ленькино лицо утратило четкие контуры, смещалось.

— Ну, с теми, у кого это кот. Только они не Чеширские, а Чешинские, в Израиль в прошлом году укатили. Кота, между прочим, с собой взяли. За это, слыхал, много платить надобно, а они все равно взяли. Все равно взяли. А для чего тебе их кот нужен?

— Не нужен мне их кот. — Воскобойников для пробы чуть привстал, сразу качнулась стенка напротив. Снова сел, перевернул зачем-то бокал кверху донышком. — Пора мне, Ленька, на боковую, ресурсы исчерпаны.

— Ну во-от, — огорчился Ленька. — Посидели-то совсем ничего, не поговорили толком. Это ж сколько лет не виделись! — Вдруг оживился. — Да хоть о тех же котах! О тех же котах. Я об этом размышлял как-то. Вот, скажем, наш, русский кот встречается с тем же израильским. Поймут они друг друга? Должен ведь быть у них какой-то свой кошачий язык. Или нет? Я так полагаю, должен. Вот ты мне как врач объясни. Или есть?

— Как врач, объясню. — Приходилось делать уже усилия, чтобы собственный язык не заплетался. — Язык у них есть. И они даже не повторяют все время некоторые слова, как люди некоторые. Не принято это у котов. А язык этот у них под хвостом, там ему удобней. А у людей хвостов нет. Ты всё понял?

— Даже я всё уже поняла.

Воскобойников лишь сейчас заметил, что в кухонных дверях стоит Оля. Натужно пошутил:

— А у меня, Ленька, хвост есть. И вот эта милая дама сидит у меня на хвосте. Дбит… Нет, бдит.

— Перестань паясничать, — не улыбнулась Оля. — Посмотри, на кого ты похож, просто не узнаю тебя. Иди спать. И вы, Леонид, идите отдыхать, я пока здесь приберу и посуду вымою. Постель я вам приготовила.

— Вы на него не серчайте, — вступился за Воскобойникова Ленька. — Мы и выпили-то всего ничего. Так, к ужину… Это он днем инспектора привечал, старый такой мухомор, вы его, наверное, знаете. Без этого нельзя. А тут еще я. Это ж сколько лет не виделись!

— Значит, так, — отчеканила Оля…

Воскобойников, хоть и туговато уже соображал, очень хорошо знал, что и это ее «значит так», и тон, каким произносится, ничего хорошего не сулят. Ссорились они редко, но большинство серьезных, с последствиями, распрей начинались этими словами.

— Значит, так, — сказала Оля. — Послушайте меня, Леонид. Давайте пообещаем. Я вам — что принимаю честь по чести друга детства моего мужа, чувствуйте себя здесь, как дома, чем вы, собственно, и занимаетесь. А вы мне — что ни разу больше не произнесете «это ж сколько лет не виделись». На это, боюсь, меня может не хватить. И что никаких пьянок тут больше не будет. Валя, тебе помочь или до кровати сам дойдешь?

Воскобойников запыхтел, несколько секунд упорно глядел на перевернутый бокал, сдерживая себя, затем осторожно, стараясь не делать лишних движений, выбрался из-за стола. Постоял немного, дожидаясь, когда чуть угомонится убыстрившееся сразу кружение, и направился к освобожденному Олей проему двери. Снова постоял, опершись о дверной косяк, изготовился к одолению оставшегося пути, притихшему Леньке сказал:

— Извини, друг, ты же видишь… Мы с тобой завтра… Завтра обязательно…

Было ему плохо. Плохо голове, плохо желудку, плохо душе. И вдруг стало жаль себя, почти как тогда, в темном сарае, много лет назад. До того жаль, что едва не всхлипнул.

Сел на расстеленную Олей кровать, принялся стаскивать с себя штаны. И поразился, когда рука его неожиданно исчезла, как провалилась куда-то. Потом догадался, что соскользнула она в карман, будто в приготовленную кем-то ловушку попала. Так уже, — колыхнулось в зыбком сознании, — было когда-то с ним, и он тогда испугался. Страшно испугался. Чего испугался? Соображалось трудно, не удавалось никак собрать расползавшиеся мысли. Но хотелось обязательно вспомнить, словно зависело сейчас от этого что-то очень важное, существенное. Вытащил из кармана руку, стал разглядывать свою непослушную ладонь. Это из-за Леньки, — подумал, — как приехал он, все и началось, не отпускает. Вот и карман этот… Чего так испугался? Что-то звякнуло в голове, задребезжало. Ну да, трамвай… Конечно же, трамвай… При чем здесь трамвай?.. Он в трамвае, куда-то едет, людей битком… Он, прижатый к колючей спине какого-то дядьки, сзади напирают… И его рука в кармане… Вспомнил. Как же он тогда испугался…

* * *

Это было время слухов самых невероятных. Каждый день появлялся какой-нибудь новый. Убили, ограбили, украли, обманули… Город, казалось, опутан был густой сетью злодеев разного пошиба, легенды слагались о ворах-карманниках, промышлявших в трамваях. Самыми жуткими были истории, как мстили они тем, кто ловил их на месте преступления. Трудно сказать, кому пришло в голову запустить этот чудовищный слух, скорей всего, авторами были те же карманники. Но в истину его все поверили, даже немало находилось свидетелей, якобы присутствовавших при этом. И Валёк наслышан был не меньше других. А не легендой было, что орудовали воры половинкой лезвия бритвы или заточенной до бритвенной остроты монетой, зажатой между указательным и средним пальцами. Ими они резали карманы и сумки, обчищая затем, методика, вообще-то, жива и поныне. Но горе было тому, кто крик поднимал, заметив это. «Ты видел?» — спрашивал вор. И после торжествующего ответа «видел!», произносил роковые слова: «так больше не увидишь!» — и с маху полосовал лезвием глаза бедолаги.

Россказни эти наверняка шли карманникам во благо, не однажды выручали их, когда люди, увидев кражу, отводили взгляд, не желали впутываться. Но правда и то, что по этой же еще причине худо приходилось пойманному в трамвае вору. Вдвойне худо оттого, что не было возможности спастись бегством в замкнутом вагонном пространстве. Били немилосердно, словно мстя в довершение ко всему за тех будто бы ослепших, одним из которых мог оказаться любой из них. Везло тому, кого ссаживали на первой остановке, передавали в милицейские руки…

Умудрился затуманенным своим сознанием вспомнить даже, что ехал тогда к маме на работу, что-то должен был у нее взять. Маршрут этот всегда был переполнен, но в тот день народу в вагон набилось особенно много, стиснули со всех сторон. На билет за проезд обычно старался не тратиться, лишь когда совсем уж деваться было некуда от кондуктора, приходилось доставать из кармана мелочь. В ту ездку пребывал он в уверенности, что встреча с кондуктором не грозит — тому не протолкнуться в такой теснотище. Но кондуктор — что удивительно, весьма крупных габаритов женщина — все же как-то умудрялась при нехилой своей комплекции проталкиваться вдоль вагона, услышал вскоре совсем близко от себя ее зычный голос. Полез в карман, сделать это было непросто, с трудом добрался до него. И расхожая фраза «волосы на голове зашевелились» не показалась бы вычурной — в самом деле явственно ощутил, как пришли они в движение…

В кармане оказались ключи, целая связка. Он понял, что каким-то невероятным образом угодил в чужой карман. Затравленно поднял глаза. Мужчина, плотный, краснолицый, стоял рядом с ним, безучастно глядел в окно. Не почувствовал, что в карман его пиджака проникла чья-то рука. Но — мысль эта ужаснула — обязательно сразу почувствует, если хоть чуть-чуть шевельнет ею, вынимая. Что будет тогда, вообразил так отчетливо, что дышать перестал. И вспомнился базарный воришка…

— Мама, — беззвучно позвал — и в это время трамвай резко притормозил, все в нем качнулись вперед, и он, накрепко стиснув веки и зубы, потянул на себя руку. И замер. Миновала секунда, другая — ничего не происходило. Снова украдкой покосился на краснолицего. Тот с тем же выражением лица пялился в окно…

— Мама, — всхлипнул Воскобойников, упал на спину поперек кровати — и мгновенно отключился. Потом не смог припомнить даже, как ля рпаздевала и перекладывала его…




Комментарии — 0

Добавить комментарий



Тексты автора


Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.