ГОЛОСА, КОТОРЫЕ НЕ ОТЗВУЧАЛИ

(Воспоминания, размышления, эссе)

ЗВУЧАНИЕ ВЁСЕН

ВАНО ИЛЬИЧ МУРАДЕЛИ

Оставить комментарий

Я видел Вано Ильича в различных аудиториях в общении с представителями самых разных профессий, но, пожалуй, наибольшую радость ему доставляли дети. Уже на следующий день после приезда в Ростов он встретился с пионерами и школьниками в большом зале Дворца культуры завода Ростсельмаш. Беседовал с ними, исполнял свои песни. Видел я его и на большом ребячьем празднестве, посвящённом окончанию учебного года. Он стоял, просветлённый, в кругу красногалстучной детворы, поющей его песни, и подпевал ей. Об этом я тогда написал стихи:

Там, где ели голубели,

Звонко пела детвора.

Композитор Мурадели

Слушал песню у костра.

Песня шла по звёздной трассе,

утверждая на пути,

что когда-нибудь на Марсе

будут яблони цвести.

Подпевая, Мурадели

Попадал несмело в тон,

Словно ту, что рядом пели,

Написал совсем не он.

Словно та, что начиналась

сказкой счастья и добра,

с ним случайно повстречалась

у ребячьего костра.

Дальний свет под облаками,

след палаток на заре,

и летят костры по Каме,

по Оби и Ангаре.

По тайге грохочут «Мазы» —

Город юности, расти! —

А когда-нибудь на Марсе

Будут яблони цвести.

Ах, какая на планете

нынче звездная пора!

Пусть поют о счастье дети,

собираясь у костра.

Лишь бы только отблеск адский,

мрак зловещий бухенвальдский,

дыма чёрные столбы

не коснулись их судьбы…

Воспользовавшись тем, что мы были уже достаточно хорошо знакомы, я попросил Вано Ильича прослушать эстрадный оркестр кинотеатра «Россия», которым почти двадцать лет бессменно руководил Георгий Михайлович Балаев, композитор и дирижёр.

Георгий Михайлович — знаковая фигура для нашего города, один из немногих, ставший Почётным жителем Ростова. Участник Великой Отечественной войны, артиллерист, защищавший Москву, освобождавший Варшаву, штурмовавший Берлин, награждённый за мужество и отвагу боевыми орденами и медалями, Георгий Михайлович был направлен командованием в ансамбль 61-й армии, где ярко проявился его композиторский и исполнительский талант. Вернувшись в 1945 году в родной Ростов, Балаев продолжал служить в ансамбле Северо-Кавказского военного округа.

Через два года он создал свой эстрадный оркестр в кинотеатре «Спартак». В фойе перед началом киносеансов зазвучали джазовые вариации, эстрадные пьесы, песни советских и зарубежных авторов. Здесь же зрители услышали и собственные сочинения Георгия Михайловича.

Он был нашим Эдди Рознером. Выходил к зрителям в аккуратно выглаженном костюме, элегантен, артистичен, самим своим присутствием создавая праздничную атмосферу зала. Слава оркестра росла, многие шли в кинотеатр, чтобы послушать пьесы талантливого дирижёра и композитора. А через год, по воскресным дням, в кинотеатре «Спартак» начал выступать ещё один эстрадный коллектив, созданный Балаевым, — оркестр учащихся музыкальной школы имени М.Ф. Гнесина. Юные духовики, скрипачи, ударники играли эстрадные пьесы своим сверстникам, пришедшим на детские сеансы. Сольную партию фортепиано Георгий Михайлович доверил юному Киму Назаретову, будущему джазмену, создателю джазовой школы на Дону.

Прекрасные оркестровые коллективы, возглавляемые Балаевым, многие годы являлись гордостью ростовчан. Достаточно сказать, что в 1962 году оркестр кинотеатра «Россия», становлению которого он отдал немало сил и таланта, выступая в Москве во время показа эстрадного искусства Северного Кавказа, в шести городских смотрах занял первые места. Мне хотелось, чтобы из уст Мурадели прозвучала оценка этого коллектива и тем самым, помочь Георгию Михайловичу обрести по достоинству своё имя в глазах выдающегося композитора.

Вано Ильич согласился прослушать оркестр. Удобно устроившись в фойе кинотеатра, он весь превратился во внимание. Подтянутый, опрятный, всегда одетый с иголочки, руководитель оркестра взмахнул дирижёрской палочкой, и вспыхнули зажигательные ритмы пьес Балаева — «Рондо», «Концерта для трубы». Запоминающиеся мелодии, замечательные оркестровые обработки, со временем вошедшие в фонд Всесоюзного радио, радовали душу. Музыканты и сам Георгий Михайлович заметно волновались, то и дело вопросительно поглядывая на почётного гостя. Вано Ильич, державший в руках стакан с холодным, вскипающим пузырьками лимонадом, отставил в сторону питьё:

— Нам, музыкантам, с первых аккордов ясно, хороший или плохой перед нами оркестр, — начал он в установившейся тишине. — То, что я услышал у вас, произвело на меня большое впечатление. Удивительная гармоничность звучания, отличная инструментовка и нюансировка оркестра, чувство плеча солистов, без которого немыслима такая слаженность в исполнении музыкальных произведений, — всё это свидетельство того, что мы имеем дело с советским реалистическим джазом. Некоторые теоретики считают, что не может быть современного джаза в ясных и прозрачных тонах. Это неверно. Мировые джазы начинают отказываться от формалистических выкрутасов и всё увереннее выходят на реалистическую дорогу.

Много интересных эстрадных коллективов мне пришлось услышать на недавнем смотре в Москве. Сравнивая их с вашим коллективом, скажу, что вы не только не уступаете им в технике, но даже во многом превосходите их. И очень жаль, что ваш оркестр реалистического джаза не звучит в других городах и за рубежом.

Вано Ильич выразил уверенность в том, что городское и областное Управления культуры обратят самое пристальное внимание на этот замечательный коллектив и создадут все условия для его творческого роста.

Солисты оркестра и сам Георгий Михайлович были счастливы. Они благодарили композитора за тёплые слова о них. Когда на следующий день во время очередного концерта «Донской музыкальной весны» я принёс Вано Ильичу для сверки гранку газеты «Комсомолец» с информацией о его встрече с оркестрантами, она долго не могла попасть ему в руки. Попросив у Мурадели на несколько минут завтрашнюю заметку, Георгий Михайлович начал её читать, затем подошли другие… Гранка не возвращалась, Вано Ильич начал злиться. Но вот оттиск в его руках, он внимательно вычитывает текст и оставляет его у себя. А в моем блокноте он написал для читателей газеты:

«Мои дорогие друзья — молодёжь и комсомольцы Дона! Шлю вам самый горячий, братский привет. С сердечными пожеланиями вам самого большого человеческого счастья! Ваш Вано Мурадели».

В последний раз он побывал в Ростове уже, будучи народным артистом СССР. Мы встретились с ним в редакции газеты «Молот», вспомнили Александра Павловича Долуханяна, трагически погибшего в автокатастрофе. Вано Ильич сокрушённо качал головой, вздыхал. Смерть друга далась ему нелегко. В 1970 году он уехал на гастроли в Томск, откуда не вернулся. Предательски остановилось сердце. Композитору было шестьдесят два года.




Комментарии — 0

Добавить комментарий



Тексты автора


Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.