ГОЛОСА, КОТОРЫЕ НЕ ОТЗВУЧАЛИ

(Воспоминания, размышления, эссе)

НЕЗАБЫВАЕМЫЕ ВСТРЕЧИ

ПОЭЗИЯ КАК СУДЬБА

Оставить комментарий

Особой полнотой и выразительностью отмечена поистине библейского звучания горская поэма Даниила Долинского «Жизнь — тяжкая тропа». Неторопливо и раздумчиво ведёт своё повествование поэт, мастерски используя пятистопный ямб, помогающий ему воссоздать картины народной жизни. Образ Кязима Мечиева, пророка и поэта, — большая удача автора. Кязим основу бытия видит в труде. Он, кузнец, умело орудующий молотом у наковальни, знает, как надо возделывать землю. Люди в трудную минуту идут к нему, будучи уверенными, что Кязим никогда не откажет им в помощи.

Изобразительные средства поэмы становятся более локальными и многозначными. Дорога, по которой движется посох Мечиева, превращается в тропу жизни. Олицетворением родины становится житель гор — вольный тур. Когда несчастный народ угоняют на чужбину, зверь появляется в видениях старика в тесноте пересыльного вагона.

Тура убивают. Тема судьбы балкарского народа приобретает поистине трагическое звучание. Но могучий тур оживает под лучами восходящего солнца.

Многозначным образом поэмы стал посох Кязима. Как библейскому Моисею после исхода евреев из египетского плена и сорокалетнего блуждания по пустыне не суждено было вступить на землю обетованную, так и Кязиму Мечиеву не удалось вернуться в родной аул: «Он сам свою чужбину предсказал: «Умру не дома — кончусь на чужбине…». Когда в сорок четвёртом конвоир огрел прикладом ребёнка — взвился посох Кязима, но, вырванный из рук старика, был брошен под колёса состава. С тех пор никто уже не смог указать пророку и поэту путь в родные земли. Поэма скорби и надежды «Жизнь — тяжкая тропа» — одно из лучших творений Даниила Долинского.

В предисловии к своей книге «На своём веку» (Ростиздат, 1984) Кайсын Кулиев писал: «С достоинством принимая радость и боль, счастье и беду, живёт поэт на милой отчей земле и делает своё дело, постигая мудрый смысл труда пахаря и художника, солдата и каменотёса, стараясь понять язык дождя и снега, дерева и травы… Читая эту книгу, мы убеждаемся в том, что Даниил Долинский понимает радость и боль других, неравнодушен к людям, к их заботам и надеждам. Потому что он поэт. А поэту от века завещано быть таким. Он живёт среди людей и пишет для них. Он как бы в ответе за всё, что происходит на земле. Таково его призвание».

Высокой сосредоточенностью раздумий о жизни, смерти, любви, наполнены последующие книги Долинского. О вечных ценностях, о смысле бытия, о нелёгком и противоречивом времени после того, как развалилась великая страна, рассказывают стихи «Белое облако, чёрная туча», «Хор куполов во тьме веков», «Сад Гефсиманский», лирические циклы, большинство которых посвящены жене Галине. Он ищет душевного успокоения в лесу, у моря, в соборе, пишет поэму «Двор», в которой пытается осмыслить трагические стороны жизни страны. Мудрость Библии, постоянное перечитывание классики, вечные духовные ценности помогают многое понять в этом трагическом и яростном мире. Но среди новых тем и мотивов неизменным остаётся обращение к теме войны, подвигу русского солдата. Вот одно из лучших стихотворений поэта, написанное в последние годы его жизни:

Помню вьюг смертельных одурь, —

не видать в огне ни зги, —

кто с устатку к речке Одер

вышел вымыть сапоги.

Пыль Европы, оседая,

крепко въелась в кирзачи.

И звенела водь седая

под ногами, как ключи.

В окнах простыни белели:

мол, «Сдаюсь!» — кричал Берлин.

И солдат, дошедший к цели,

задремал среди руин.

Снилось поле, снилась речка,

снился сам себе мальцом,

снилось, что в руках уздечка,

лошадь снилась пред крыльцом.

Снилось: оседлал он лошадь

и под орудийный гром

выехал к войскам на площадь…

Жуков выедет потом!

Закончу заметки своими стихами, посвящённые моему незабвенному другу и наставнику.

ДАНИИЛУ ДОЛИНСКОМУ

Порой в душе разлад и непокой,

жить не даёт несказанное слово.

И снова над израненной строкой

встают дымы видения былого.

Вся молодость в бомбёжках и боях,

в разрывах неба, где бортов господство,

а под крылом в заснеженных полях

печаль могил и раннее сиротство.

С такой судьбой, оплаченной сполна

разлуками, скитаньем, сединою,

давным-давно рифмуется война

и всё вокруг повязано войною.

Однополчане сядут вкруг стола,

нальют вина и вспомнят всё, что было,

и скажут: жизнь тебя не берегла,

зато тебя поэзия хранила!




Комментарии — 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подписаться на комментарии



Тексты автора


Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.