ПРЕДПОСЛЕДНЯЯ ВЕСНА

(Повести и рассказы)

НЕБО ВОЗЛЕ ДОМА

Оставить комментарий

Наконец палатку поставили. Саша зажёг фонарик, втащили внутрь рюкзаки и залезли сами. Зина напоследок взглянула на Возничего. На него начала наползать облачная дымка; созвездие померкло, потом ещё раз сверкнуло в просвете двумя звёздами и ушло за облако.

В палатке, усевшись на спальники, достали еду. Сразу исчезло напряжение, страх и тоска. Все трое заговорили, со смехом стали вспоминать весь этот тяжёлый день. Появилось ощущение домашнего уюта и полной безопасности. А запах копоти от кастрюль был запахом маленького, временного, но надёжного дома.

— Мы ещё поживём! — радовалась Зина. — Я ещё ребёночка рожу, а вы — двоих или троих. Мы ещё…

Что-то не то было за палаткой. Или шорох, или шаги, или чавканье-чмоканье…

— Там кто-то есть, — прошептала Вика.

— Быстро! Берём кастрюли, бьём, орём! — скомандовал Саша. — Громче, страшнее!

Они кричали, били крышками по кастрюлям… И постепенно страх отошёл.

— Ну что, хватит? — спросила Зина.

— Наверное, хватит. — Саша перестал стучать. — Если это должно подействовать, то подействовало.

— Давайте я выгляну, посмотрю, — предложила Зина.

— Если уж выходить, то мне. — Саша подумал. — Но лучше не надо. Слушайте.

Как ещё недавно было совершенно ясно, что рядом кто-то есть, так теперь Зина поняла, что этот кто-то ушёл.

— Кажется, никого нет, — сказала Вика. — Надо всю ночь дежурить по очереди, а то вдруг оно снова заявится…

— А что это было? — спросила Зина. — Или кто?

— Не знаю, — сказал Саша. — Но он нас ещё больше боится, чем мы его.

Быстро закончили ужин, улеглись.

— Это был медведь, — чётко и тихо проговорила Вика в темноте, и у Зины внутри снова шевельнулся страх.

— А вот имён прошу не называть! — Значит, Саша тоже боялся. — Всё. Спокойной ночи!

— Он шёл за нами, а потом ждал, пока мы ставили палатку, — сказала Вика. — Вот почему было так страшно.

Зина решила на всякий случай не спать подольше. Она лежала, стараясь обострить свой слух. Тишина была абсолютная. Потом Саша засопел и так чутко прислушиваться стало уже невозможно. Перед закрытыми глазами возникал то снег, то пять звёзд на тёмном небе. Ближе к засыпанию — может быть, мысли перейдут в сон — Зина приберегла воспоминание о человеке, который ходит один по горам. Сколько ему лет? Тридцать пять, сорок? Кто он по профессии? Он может быть кем угодно. Жены у него быть не должно. Если когда-то и была, то теперь точно нет. Любит ли он кого-нибудь? Зине почему-то казалось, что с этим человеком они понимали бы друг друга с полуслова и никогда не ссорились. Им даже не обязательно жить вместе, просто встречаться, когда захочется, и иногда ходить в горы… Саша заснял его, надо будет попросить фотографию. А куда делся Толик? Он уже не в ней, хотя и близко, и думать о нём уже не больно.

Проснулись поздно. Попытались выяснить по следам, кто же всё-таки приходил. Но на земле ничего не увидели, а снег с той стороны, откуда можно было прийти, они сами истоптали. Зато сверху хорошо была видна тропа, ведущая вниз.

На скале, по которой ночью ходил динозавр, темнело пятно, действительно напоминавшее его, но двигался он, наверное, только по ночам или только в прошедшую ночь.

Дров для костра на высоте не было. Кое-как позавтракали, допили почти всю воду и стали спускаться. К вечеру надо было успеть на поезд, но все устали и шли медленно, часто останавливались и отдыхали.

Часа через два Зина увидела далеко слева, намного выше, чем они шли, чётко отпечатавшиеся на снегу следы, знакомые по мультфильмам и детским книжкам.

— Мишка прошёл! — засмеялась она. — Может, это наш?

Снег постепенно сменился травой и деревьями. За целый день им никто не встретился. Только в полдень заметили вдали на зелёной горе белое стадо овец и пастуха на лошади.

На коротком привале, немного отойдя в сторону, Зина нашла на земле подкову. Схватила её, большую, увесистую, добротную, и чуть не поцеловала в приступе радости.

— Смотрите, что я нашла! — Держа подкову на вытянутой руке, она показала её Саше и Вике.

— Значит, ты счастливая, — сказал Саша. — Больше всего счастья приносит та подкова, которую человек сам нашёл. Ты повесишь её на дверь?

— Конечно! Я знаю: надо её повесить концами кверху, чтобы счастье не вылилось.

Они снова пошли. Солнце то светило ярко, то покрывалось облачной тенью. А где-то на другой стороне Земли была ночь и созвездие Возничего. Зина подумала, что надо поискать его на небе, которое возле дома, но у Толика спрашивать теперь нельзя. Вспомнила о нём — и сразу стало грустно, как тень от облака набежала. Набежала, убежала… Звёзды пришли, звёзды ушли… И медведь пришёл и ушёл. И Толик. И этот человек с большим рюкзаком, глаза которого и сейчас смотрят на неё. Хорошо, что он ей встретился. Надо бы, наверное, жалеть, что она больше никогда не увидит его, но она не будет жалеть, — она будет радоваться. И тому, что пошла в горы, и тому, что увидела его. Кто и что ещё вот так придёт и уйдёт?..

Наверное, то, что произошло с ней в горах, и всё, что было раньше, для чего-то нужно. Но кому? Ей самой? Или судьбе, которая, может быть, привела её сюда, чтобы подарить ей подкову и заодно дать всё, что она увидела и перечувствовала здесь? Или есть ещё какая-то сила, больше и важнее судьбы? Зина представила бесконечные цепи гор, где никогда не тает снег, и звёзды, медленно плывущие над ними… И тут появилась ясность: нет никакой судьбы, которая печётся о ней или устраивает ей каверзы, а если и есть сила больше судьбы, то этой силе нет никакого дела до неё, Зины; есть только то, что приходит и уходит. И она сама пришла и уйдёт, она только сейчас есть. Стало страшно, почти так же, как тогда, когда она разговаривала с Орионом, но скоро страх растворился и исчез. Зина улыбнулась и потрогала лежащую на дне рюкзачного кармана подкову.




Комментарии — 0

Добавить комментарий



Тексты автора


Реклама на сайте

Система Orphus
Все тексты сайта опубликованы в авторской редакции.
В случае обнаружения каких-либо опечаток, ошибок или неточностей, просьба написать автору текста или обратиться к администратору сайта.